Виробництво електроенергії в Україні. В чому проблема, якщо ми маємо найпотужніші лінії в світі? | Спільнобачення

Виробництво електроенергії в Україні. В чому проблема, якщо ми маємо найпотужніші лінії в світі?

Із чим пов’язаний дефіцит? Чи експортуємо ми електроенергію? Чи купуємо ми її в Росії? Чому ми купували вугілля в ПАР, а не в Європі? Скільки триватимуть веєрні відключення?

ТЕКСТОВА ВЕРСІЯ – інтервь’ю радіо Ера 12.12.14

Іван Плачків

Відповідає на питання – Іван Плачків, екс-міністр палива та енергетики України, голова наглядової ради «Київенерго».

Київська ГЕС

– Який стан вироблення електроенергії у нас зараз?

Зараз дефіцит електроенергії близько 4,5 тис МВт.

Дефицит связан с недостатком топлива на электростанциях. У нас неблагоприятные условия по воде, по гидроэлектростанциям. Объем осадков среднегодовой меньше обычного. Поэтому и уровень воды ниже, чем в прошлом году.

На сегодняшний день уже практически сработан тот уровень воды, который можно срабатывать. И запасов угля, около 1 млн. т, а обычно мы входим в новый год с запасом не менее 3 млн. т. А до апреля нам нужно завести на электростанции еще порядка 12 млн. тонн. Поэтому ситуация сложная. И плюс дефицит газа.

Отсюда и дефицит электроэнергии – большой.

Критикам атомной энергетики, хочу напомнить – сегодня атомная энергетика работает стабильно и вырабатывает порядка 60% всей электроэнергии.

– Давайте повернемось до теми вугілля. Де брати вугілля? Брали із ПАР, а тепер де брати?

Сегодня нам надо 4 тыс. эшелонов по 50 вагонов (12 млн. тонн угля). Этот уголь надо нагрузить. Привезти, разгрузить. Причем, в условиях зимы. Уголь смерзается.

Поэтому, первое: собственный уголь – на собственные электростанции. Это тот, который добыт на Востоке и тот, который сегодня на складах. Надо делать все возможное для того, чтобы его завезти на электростанции, проводить переговоры…

Второе – уголь закупать, где только можно и как можно больше.

С опытом работы 40 лет в энергетике, в том числе на руководящих позициях, я понимаю, что это сверхсложная задача за 2 месяца ввезти 4 тысячи эшелонов угля.

Почему правительство не мобилизовано по этому вопросу… Это вызывает у меня большую тревогу. Мы уже имеем массовые веерные отключения и промышленных предприятий, и населенных пунктов областей. А ведь мы еще не прошли новый год…

 

А де ми брали вугілля в попередні роки? Крім того, що видобувалося на зараз окупованих територіях. Чи його все одно б не вистачало?

Практически мы закрывались и по энергетическим углям.

Энергетика была полностью обеспечена нашим углем. Ми даже делали экспорт.

Лишь иногда и в очень небольших объемах, мы покупали коксующиеся угли, но только для металлургии.

Угля энергетического у нас очень много. У нас профицит. И при той благоприятной обстановке, которая была, мы могли обеспечивать украинскую энергетику газовыми углями, антрацитом. Нам не надо было проводить  масштабные реконструкции – менять котлы на сжигание низкосортных бурых углей.

 

– А де Польща бере вугілля? Вони потроху відмовляються від власного видобутку?

В Польше нет такого потребления энергоресурсов как в Украине. В Украине на единицу ВВП потребляется в 3,9 раз больше энергоресурсов, чем в среднем по Европе.

Відсутність економії?

Це безглузде споживання.

Когда Польша снижала добычу угля, она снижала и потребление на единицу ВВП.

Там много шахт закрыли. Там достаточно электростанций работает на газе. Есть электростанции и те,  которые работают на биотопливе. Одна из самых больших на 220 МВт. Остальные – на угле.

 

– Ви казали, в Німеччині багато вугілля. Чому ми тоді купували в ПАР, а не в Німеччині?

Есть определенные сорта угля для электростанций. Наши котлы работают на углях антрацитных и газовых углях. В Германии – угли низкосортные, близкие к бурым углям. Там другое оборудование, там котлы с кипящим слоем.

 

Про атомні станції. У нас їх шість. Плюс ми продаємо на експорт дешевше ніж продаємо своєму споживачу…

Что мы продаем?! Знаете, это спекуляции. Это какая-то извращенная постановка вопроса. Якобы у нас Бурштынский остров подает электроэнергию на экспорт дешевле?

Нет. Это совсем маленький объем. И он продается по рыночной цене, которую определяет НКРЭ.

Мы три года работали и запараллелили только одну станцию, и только несколько блоков в европейские энергосистемы. Такая маленькая форточка в Европу. Для того, чтобы в последующем, мы интегрировались полностью. И сейчас эти поставки сведены до минимума. Их надо удерживать только для того, чтобы удерживать это небольшое сечение, которое идет в Европу.

Сегодня в Европу идет 200-300 МВт на экспорт, при выработке 23 000-24 000 МВт.

Чому нам не вистачає своєї атомної електроенергії? Нам не вистачає мереж, тому що вони були зав’язані на Росію, ще за Радянські часи?

Одно время мы не развивали атомные станции. Слава Богу, что хватило мудрости не разрушать, а все-таки довести еще 3 энергоблока. Сегодня из 15-ти – работает 12-ть энергоблоков в штатном режиме.

– Хіба цього мало?

Конечно мало. 15 энергоблоков – это 15 тыс. МВт. Украина потребляет в максимуме зимой 28-35 тысяч МВт. Это в два раза меньше, чем надо.

Сегодня атомные станции вырабатывают до 60%. Они поднялись с 35% до 60%. Но этого мало.

У нас есть небольшие проблемы по выдаче мощностей, порядка 700-1000 МВТ из-за отсутствия магистральных сетей. На Хмельницкой и Ровенской атомных станциях. Блоки энергию выдают, а сети мы пока продолжаем строить. Мы не успели. Это большие деньги.

Тому ми купуємо електроенергію у Росії?

Мы не покупаем у России. Мы работаем параллельно с Россией. Мы не можем распарралелиться потому, что снизится надежность. Это локальный технический момент.

Но, учитывая то, что потребители потребляют когда хотя и сколько хотят, не спрашивая, а украинские энергетики не могут выработать – получается дисбаланс в сети – и происходит автоматический переток электроэнергии из России к нам.

На сегодня этот вопрос не урегулирован. Электроэнергия – это тоже товар. Только недавно Яценюк сказал, что нужно разработать алгоритм покупки электроэнергии, который происходит из-за дисбаланса в сети. Потому, что придет товар и опять начнутся «маски-шоу»… он не растаможен… придет прокуратура…

Как это делается сегодня по углю из Южной Африки… Для меня это все не понятно…

Знаете, в чем беда нашей страны, если смотреть через призму энергетики? Нигде в мире, кроме как у нас – энергетика не энергетика так заполитизирована. Вот сегодня это привело к тому, что в руководстве отраслью людей, которые глубоко понимают как вырабатывается электроэнергия третируют…

Почему-то каждое новое руководство страны свои мускулы показывает на этой отрасли. Давай садить, заводить уголовные дела…

На Всеукраинской энергетической ассамблее мы сидим, анализируем ситуацию, даем рекомендации… я говорю: «а если кому-то из нас, проработавших долго в отрасли, предложат какую-то руководящую должность?» Отвечают: «мы еще три раза подумаем…». А то все закачивается уголовными делами и обысками…

Самое интересное, вы не найдете ни одного в сотне богатых людей Украины, даже в пятисотне – ни одного профессионального энергетика-производственника, который был руководителем электростанции. А кто заработал на энергетике? – те, кто не имеет к этому никакого отношения. Потому, что энергетики – это очень дисциплинированные люди. А к ним вот такое отношение, как мы видим, к Юрию Недашковскому.

Самое плохое… многие, наверное, уже ознакомились, с открытым письмом президента Энергоатома Юрия Недашковского, просто это был вопль отчаяния… Он один из самых квалифицированных специалистов энергетики в Украине, таких энергетиков у нас не больше пяти, много лет проработал в Энергоатоме. Думаю, благодаря ему, сегодня Энергоатом – такая мощная компания, отвечающая мировым стандартам. Сегодня его терзает Прокуратура, обыски дома… методы не применяемые… Это не способствует стабильной работе самого надежного и основного, на сегодня, источника электроэнергии.

Угля не электростанциях у нас нет, воды на гидроэлектростанция у нас нет, стабильно работает один Энергоатом. А мы начинаем его терроризировать… я не понимаю…

70% електроенергії Франції виробляється державною Атомною енергетичною компанією Électricité de France (EDF)

Поясніть мені, будь ласка. Франція та Великобританія – відмовилася від атомних станцій?

Вы ошибаетесь. У Франции атомные станции вырабатываю 70% электроэнергии. Франция никогда не закрывала атомных станций, а только открывала. И англичане – не закрывали.

Немцы – закрывали, у них там «зеленые» у власти. У них там много угля. Они строят современные тепловые электростанции.

Знаете почему Франция перешла на атомную энергетику? После войны, это были 50-е годы, когда де Голль очередной раз стал президентом, он сказал: энергетика является хребетообразующей отраслью в стране. Опережающие развитие энергетики – вытягивает, как паровоз, в целом, развитие экономики и развитие страны.

Посмотрели. Угля во Франции нету, нету нефти, нету газа. Все завозить – дорого. Выход – атомная энергетика. Можно 2 вагона ядерного топлива привезти и хватит на длительный период. И было принято стратегическое решение развитие атомной энергетики. И сегодня до 70% вырабатывается на атомных станциях и они с этого пути не сворачивают. И Électricité de France (EDF) – именно государственная компания, которая является хребетообразующей.

– Яценюк заявив, що будуть піднімати тарифи на електроенергію до економічно виправданих. І зробив заяву, що всі попередні підняття з’їла інфляція. На скільки нам тепер очікувати цього підняття…

Я достаточно знаю механизмы власти. Никогда первые руководители не могут говорить правду. Они или ничего не говорят или уходят… говорят о чем-то другом.

Но, в последнее время, я не понимаю заявлений первых руководителей нашей страны. Президент, по решению СНБО, говорит: у нас дефицит электроэнергии, будем покупать, будем покупать у России – разрабатывайте. Министерство энергетики начало над этим работать. Кабмин снимает первого заместителя министра с работы на следующий день. Через неделю Камбин говорит: нам нужно покупать и принимает постановление о покупке…

То же самое по тарифам… “веерных отключений не будет” – а теперь “надо отключать”…

Что касается тарифов: 62% потребителей в Украине платят за электроэнергию в месяц 25 грн. Да пополнение телефона школьника в месяц стоит 50 грн… Можно приветствовать только заявления Арсения Петровича. Главное, что он озвучил формулу. А малообеспеченные слои населения – на адресные денежные дотации.

Это формула, которая работает во всем мире. Нам ничего не надо выдумывать.

Потому что сегодня получается, что заниженная тарифная система, она не справедлива к малообеспеченным слоям населения. Если квартира двухкомнатная, например, люди потребляют 100 КВт и государство дотирует только 30% (30 КВт). И люди имеют большой дом и пятикомнатную квартиру, и потребляют 1 МВт и государство 30% дотирует – это 300 КВт. Получается, что богатым государство дотирует в 3 раза больше.

Есть единственная форма, которая работает в мире: энергоресурсы стоят столько, сколько они стоят, а малообеспеченные слои населения – дотируются. А у нас сегодня – перекос.

У нас самая алогичная и непродуманная тарифная политика.

Поэтому, чтобы наводить порядок в энергетике надо сделать три вещи:

Первое. Деполитизировать.

Второе. Прекратить кадровую чехарду.

Третье. Сделать тарифы на энергоресурсы прозрачными. Чтобы каждый потребитель видел, что если он платит за тепло и электроэнергию – за что же именно он платит, какие составляющие: заработные платы, материалы, ремонт, топливо, прибыль… И сделать тарифы – экономически обоснованными.

Пример: в Молдавии тарифы для населения в 4 раза выше, чем в Украине. И для населения – выше, чем для промышленности. В России тарифы выше в 2,5 раза. В Беларуси- в 2 раза.

Потому что нельзя доводить энергетику до такого состояния, когда люди и готовы платить больше, а электроэнергии не будет.

Должна быть логичная тарифная политика и защита малообеспеченных слоев населения.

И это обойдется государству дешевле, чем сегодня на 108 млрд. дотируется Нафтогаз. По расчетам специалистов, из них около 50% идет на дотацию тех, кто может платить, у кого дома загородные с бассейнами, которые греются круглый год.

Сьогоднішній виступ Яценюка, він підтвердив те, що ви говорите?

Да, один к одному. Это смелое, правильное решение. Главное, чтобы хватило воля политической и не помешала конкуренция ветвей власти. Президентская и Премьерская ветви власти – это именно объективные противоречия. Но чтобы это не помешало реализации. Нам это нужно было делать еще в 99 году.

 

– Скільки ще триватимуть веєрні відключення?

Отключения происходят потому, что потребители потребляют больше, чем вырабатывают энергетики. Если есть это противоречие, то снижается частота и тогда может наступить blackout, так называемый, это развал энергосистемы. Как это было в Москве… Восстанавливать – неделю.

Поэтому, чтобы не было развала энергосистемы, есть три ступени защиты:

Первое. Когда идут ограничения, по команде, и когда отключаются промышленные предприятия. Сегодня в Киеве, например, отключаются только промышленные предприятия.

Второе. Когда переносится, растягивается рабочий день. Начало и окончание смещаются на несколько часов, чтобы сгладить пики.

Третье. Если этого не хватает, но отключают те населенные пункты, которые без потребителей первой категории.

А уже потом, если этого все еще не достаточно, начинают работать пять очередей, так называемого, АЧРа (автоматическая частотная разгрузка) – автоматика отключает сама, чтобы спаси энергосистему. Потому, что если станет система, то восстановление займет 5-6 дней. Лучше несколько часов в день без света, чем неделю подряд.

Поэтому, чем раньше мы купим уголь, чем больше и где угодно, чем раньше мы закроем вопрос по транзиту электроэнергии из России, чем раньше пойдет газ, тем меньше будет объем этих отключений. Плюс, по возможности, поднимать газо-мазутные блоки.

И мы могли бы это сделать, если бы поступили так как делали в 1999-2000 году – когда была создана Чрезвычайная энергетическая комиссия, в которую входили представители всех министерств и силовых структур (Генеральная прокуратура, МВД). Решались вопросы по переносу рабочего дня, по ограничениям потребления. Считали все энергоресурсы первичные и вторичные. Сколько у нас угля, сколько газа, сколько мазута, электроэнергии и специалисты распределяли их в онлайн ручном режиме. Надо принимать совместные решения, чтобы потом не было «маски-шоу», как по покупке угля… Чтобы готовили решения – все, определиляли все: да – покупаем там-то по такой цене. Все. Делаем.

Це треба було робити трохи раніше, а вже процеси пішли…

Если мы даже и сейчас это можем сделать и будет все хорошо… У нас есть некоторый запас. Хотел бы ошибаться, но, у нас есть дней десять на организационные комисии. Если до нового года не создать Чрезвычайную Энергетическую Комиссию, которая будет представлять две ветви власти, Кабмин, СНБО, представителей силовых структур, которые будут в оперативном режиме решать энергетические вопросы – будет очень сложно. Особенно в январе и первой половине февраля.

– А зараз реально перевести більшість наших підприємств, ну, можливо, не оборонки, яка і так працює в три зміни – на нічний режим роботи?

Я участвовал в работе такой комиссии. Был заместителем председателя. А председателем тогда был – вице-премьер. К каждому предприятию – индивидуальный подход. И мы рассматривали сто предприятий в сутки. Делали графики ограничения, переносили рабочий день, уменьшали освещение. Когда такая ситуация – решений приятных не бывает. Я летом говорил, давайте откажемся от горячей воды, чтобы сэкономить хотя бы сколько-то газа…

Так час від часу відмовлялися ж… Люди терпіли дней з десять… Потім…

А сколько было шума!? А сейчас, что лучше без света часа по три по четыре? А почему отключения – потому, что газа нет. Может быть нам стоило потерпеть летом, чтобы сейчас было легче…

– Ну, тоді ж вибори мали відбутися…

Ну, тогда не стоит об этом говорить…

Зараз вже все є, Президент, ВР, Кабмін.

Вот у нас есть 10 дней. Если не будет Комисии и решений, тогда февраль будет очень сложный.

 

– Яценюк заявив, що э серйозний намір інтегрувати українську енергосистему в європейську до 2017 року. Розкажіть що це за інтеграція, які принципи, що треба зробити за два роки.

Решение об интеграции украинской энергосистемы было принято еще в 2005 году, особенно с учетом 99-го, когда Украина было в таком же энергетическом состоянии по одностороннему решению РАОЭС России. Были энергосистемы распараллелены.

А чому цього не зробили чи недоробили?

Мы начали работать. И было принято политическое решение в 2008 году. Это нам дало бы интегрироваться в энергосистему Европы. Не России, а Европы. Это готовилось еще в советское время.

Потому что у нас электрических сетей с Европой, чтобы подсоединиться, на мощность 5300 МВт, а мы с Россией соединены сетями на мощность 3500 МВт. С Европой – в 2 раза больше.

Готовилась третья энергетическая экспансия еще Политбюро ЦК КПСС.

И это дало бы нам возможность, первое – использовать все наши мощности, которые есть, которые сейчас без топлива – для экспорта электроэнергии в Европу.

Сегодня Украина имеет потенциал. Мы не потеряли только в двух направлениях. Сельское хозяйство. И самое технологичное – выработка энергии, при наличии топлива. Мы этот кризис пройдем – однозначно. Эту зиму пройдем.

Интеграция даст нам возможность работать и задействовать эти мощности, которые у нас стоят.

Сегодня Украина потребляет 24-25 тыс. МВт мощности. А на электростанциях мы можем вырабатывать 45 тыс. МВт.

Мы можем, если было бы топливо, продавать столько, сколько мы потребляем. Это колоссальный потенциал, который нам предстоит реализовать.

И интеграция украинской энергетики в европейскую – даст нам возможность этот потенциал реализовать.

 

Поясніть, будь ласка, механізм. Чи фізично це можливо зробити за 2 роки?

Мы в 99-м году запарралеливались и распарралеливались с Россией три раза. Технически – это довольно просто.

Что нужно сделать за 2 года: привести нашу энергосистему по техническим стандартам до уровня европейского. На энергоблоках есть такие технические термины “система регулирования”, “защитная система”… Чтобы мы проходили по этим стандартам. Поэтому готовится Каталог Требований и специалисты, совместно, уже начали работать. Уже принято решение, уже тендер выиграли, уже компания работает. Как идет процесс? Этот каталог требований из 120 пунктов. И мы говорим: выполняем 30 за два года и запараллеливаемся. А остальные 90 – мы будем выполнять в течении 3-4 лет. Так же, как это было сделано в Румынии, Болгарии и всех остальных странах – поэтапное вхождение в энергетическую систему Европы.

– А чого цілих 2 роки потрібно?

Потому, что это нужно разработать и нужно провести эту реконструкцию на действующем оборудовании. Надо энергоблоки остановить …

– А атомні енергоблоки?

Ну, они же тоже останавливаются на перегрузку, например. Поэтому за 2 года…

– Так їх же 15-ть?

Так по очереди. Вот сейчас три стоят. Их надо переделать. Потом на перегрузку останавливают, на ремонт. Это плановые программы. Специалисты это очень хорошо знают.

– А мережі є?

Я же Вам сказал. У нас с европейцами сетей – 5300 тысяч МВт, а с РФ – 3500 тысяч МВт. У нас с РФ связей меньше, чем с Европой. В два раза меньше. При чем, у нас есть самые мощные линии в мире – 750 киловольт. Одна из них не работает, а две – работающие.

 

Текстова версія інтерв’ю  – Спільнобачення (с)

Послухати запис можна – тут




Приєднатись до дискусії

Ваша адреса не буде відображатися. Обов'язкові поля позначені *