Спільнобачення | КОНТЕКСТ category

КОНТЕКСТ

портниковГреция сегодня — куда большая проблема Берлина, чем Украина.

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас прибыл в Берлин для переговоров с федеральным канцлером Ангелой Меркель. Это действительно судьбоносные переговоры для популистского греческого правительства — либо Ципрасу удастся доказать, что он готов к реформам, либо Европейский Союз откажет ему в новых кредитах и греческому премьеру придется искать счастья в объятиях российского президента Владимира Путина. Греция сегодня — куда большая проблема Берлина, чем Украина — потому что ее экономические проблемы ставят под вопрос устойчивость всей еврозоны. И, тем не менее, проблемы Греции — это и наши проблемы. Потому что экономики наших двух стран — вернее, отношение к экономике — очень похожи.

Судите сами. Только накануне приезда Ципраса в Берлин греческий парламент принимает закон об ужесточении наказаний налоговым уклонистам. То, что предприятия и граждане не платят налоги — одна из самых больших проблем страны, потери исчисляются десятками миллиардов долларов. Греческое правительство выражает надежду, что многие граждане страны воспользуются правом “налоговой амнистии” — возможностью заплатить налоги до конца марта без штрафов. Но я как-то в это не очень верю. Потому что в Греции обмануть государство — это доблесть. Не случайно богатые греки стараются вывозить средства из страны. При этом рост налогов для богачей не сравним с ростом налогов для малообеспеченных слоев населения. Плюс бюрократия — попробуйте-ка открыть в Греции бизнес и вы вспомните об Украине! Плюс раздутый государственный сектор и социальные льготы. Плюс невосприятие обществом режима жесткой экономии — именно поэтому греки и отдали власть популистам из бессмысленной партии СИРИЗа. Но при этом попробуйте вечером найти свободное место в ресторанах и барах Афин и Салоник. Труднее вам будет только в центре Киева!

Ничего не напоминает, нет? Греки и украинцы — смелые народы, умевшие восставать против оккупантов и бороться с тиранами. Но безответственность нередко сводила на нет их мужество. “Греки – это такой народ, — сказал радиостанции “Немецкая волна” живущий в Афинах экономист Йенс Бастиан, — который нарушение правил возвел в новое правило”.

Если бы господину Бастиану посчастливилось бы жить в Киеве, он мог повторить свою оценку, ничего в ней не меняя.

Виталий Портников

Источник

фото

Kurs_dolara_20150309_768x576Після наших попередніх публікацій логічним буде підсумувати й зробити попередній макропрогноз щодо подальшого розвитку курсу гривні до долара.

Згідно з коментарем провідного експерта – Андерса Аслунда, – чия думка не лише є вагомою для МВФ, Світового банку та урядів низки західних країн, а й котрий неабияк розбирається у внутрішньому устрої української макроекономіки, а також в українському політичному ландшафті, – Україна подолала найневизначеніший період: на минулому тижні було ухвалено пакет тих законів, на котрих наполягав МВФ, тож, починаючи з 12 березня, у НБУ поповняться золотовалютні резерви й з’явиться валюта для інтервенцій (тобто, підтримки курсу гривні до долара).

Досі, інтервенції були неможливі саме через виснаженість резервів – ті 5 з чимось мільярдів доларів, що номінально лишалися у резервах, слід вважати чимось на кшталт «незнижуваного залишку», котрі ще треба було перевести в ліквідну форму (з цінних паперів чи золота – у долари). Ну і, перш, ніж почати витрачати гроші на інтервенцію, варто мінімізувати чинники, які сприяли б марнуванню тих коштів: зокрема, безвідповідально-шахрайську моду переважної більшості вітчизняних комерційних банків спекулювати на коливанні обмінного курсу та виганяти долари з вітчизняної економіки в офшори.

Тому, Нацбанк запровадив вимогу розголошення реальної вичерпної структури власників усіх комерційних банків, щоб мати можливість зупинити цю шахрайську практику: як правило, комерційний банк – а більшість їх в Україні «кишенькові»[1], надавав кредит своєму фактичному власникові (одному з його підприємств) у гривні, а той за цю гривню купував валюту, «виганяючи» її у власний оф-шор; потім, залежно від подальшого розвитку подій, можна було або завести назад валюту й продати її за вищим курсом, ніж було придбано (це якщо гривня стабілізується), або ж просто «накредитуватися» так, щоб вивести якомога більше валюти, а банк (і його вкладників) лишити напризволяще – тоді б про нього дбало НБУ, Державний Фонд ґарантування депозитів, тощо. Я взагалі мовчу за те, що кредитування, по суті, є грошовою емісією – тож робить внесок у зростання інфляції.

Тому, Нацбанком було додатково і одночасно запроваджено наступні правила:

  • Заборона купувати валюту за позичкові кошти;
  • Збільшено вимоги до резервування – щоб обмежити можливість кредитної емісії для банків;
  • Запроваджено нову (для України) вимогу – розкриття кінцевих власників банку; після глобальної фінансової кризи 2008-09рр., така вимога стала звичною світовою практикою (зокрема, власники рахунків в прибалтійських банках відчули це на особистому досвіді), але до нашої країни вона дійшла лише зараз, та й те – на вимогу МВФ;
  • Піднято облікову ставку[2] до 30% – це також «відбивало» бажання кредитуватися.

Усі ці заходи (а також інші, описані тут) суттєво збільшили попит на гривню, а значить – знизили її пропозицію, у т.ч. й на міжбанківській валютній біржі та на чорному валютному ринку. Курс почав падати – про що з розпачем для себе дізнавалися ті, хто, піддавшись паніці, коли він сягнув 43 грн/долар, купили за 43, а увечері того ж чи наступного дня вже шукали, кому б їх здати по 37. Що ж, тут, як кажуть, не вгадаєш – особливо маючи попередній досвід того, як наша «доблесна» держава зазвичай дає раду таким речам. Але згадаймо нашу тактику (чи стратегію) під час найчорніших днів Майдану – вірити у те, що все буде добре (врешті-решт): тоді це спрацювало і, принаймні, Януковича ми здихалися. По вірі Вашій буде Вам дано, іншими словами.

Нацбанк мусив запровадити гривневий голод, доки не з’явиться валюта для інтервенцій – якби цього не було зроблено і курс «повисів» би в діапазоні 35-45 бодай тиждень, це вже спричинило б незворотню ланцюгову реакцію – по-перше, неминучі спроби населення «зберегти» свої гривневі заощадження та, відтак, наступну хвилю попиту на долар, а по-друге, чергову «перенацінку» на всі товари у крамницях – досить того, що вітчизняні бариги-роздрібники вже «проіндексували» увесь товар в розрахунку по 25 гривень за долар (байдуже – вітчизняний він, чи імпортний); взагалі, психологічна залежність нашої економіки від долара та пов’язані з цим звички бариг – це тема для окремої книги.

Як відомо, минулого тижня було прийнято зміни до закону про державний бюджет – у т.ч., його було переобраховано за більш реалістичним курсом 21.7 гривень за долар. Думаю, що саме такий курс намагатиметься, у середньому, тримати НБУ на майбутнє – і тепер, сподіваюсь, зрозуміло, чому для держави в цілому та Нацбанку – зокрема, – було так важливо не потурати паніці й будь-якими методами (у т.ч. й жорстко адміністративними) тримати курс. Сподіватимемося, що далі все складеться так, як було заплановано, і саме цей курс стане для нас звичним на найближчий рік.

 

[1] Кишеньковим вважається банк, створений для обслуговування потреб одного чи групи пов’язаних підприємств з іншої, небанківської галузі; це явище увійшло в українську економічну реальність на початку 1990-х – як правило, колишня компартноменклатура, «прихватизувавши» те чи інше держпідприємство, «під нього» ж паралельно реєструвала банк, що було зручно в кількох аспектах: по-перше, можна було напряму виходити на міжбанківський валютний ринок (а не через чужий банк), по-друге – забезпечити свій бізнес ширшим доступом до кредитних коштів. Іноді, декотрі такі банки виростали з «кишеньковості» й ставали повноцінними банками, зі збалансованою й диверсифікованою базою як активів, так і пасивів; проте, більшість із них так і лишилися «банком одного клієнта» – так-сяк залучаючи депозити, вони, в основному, кредитували бізнес фактичного хазяїна; ідентичність якого з часом дедалі хитріше замасковувалася – через складні схеми володіння, акціонування, оф-шорування, та інші. Останнє робилося як для посилення захисту від переслідувань з боку конфіскаційної (за суттю) вітчизняної податкової системи, так і для ховання «кінців у воду» на випадок виникнення проблем та банкрутства банку – щоб вкладники не змогли дістатися до фактичного його власника.

[2] Базова кредитна ставка у країні – нижче неї просто не існує; комерційні банки надають позики за ставками, що містять облікову плюс їхню власну маржу.

ukraine_gov_foreigners_2015_01_14Андерс Аслунд опублікував звіт про свій візит до України 19-22 січня. Зважаймо на те, що цей документ є закликом до західних донорів, тому тут дещо прикрашено справжнє становище з реформами, однак, не набагато. Також, документ є зверненням-натяком і для чинних очільників держави.

Становище України відчайдушне, але не безнадійне. Російська артилерія прасує стратегічний населений пункт Дебальцеве на Сході України, а про-російські війська займають значну територію. Не виключено, що спонсоровані Росією спроби терактів уже стали звичним явищем також і для міст поза зоною АТО, як-от у Одесі та Харкові, тоді як в столиці – Києві, – життя тече напрочудо нормальним плином. Принаймні, так воно виглядало під час візиту групих старших економістів та колишніх міністрів урядів різних країн до української столиці упродовж 19-22 січня.

Під час нашого перебування явно проступали усі ознаки депресії. Виробництво упало, мабуть, на 7.5% за останній рік, також очікується продовження падіння на рівні 4-5% цього року. Обмінний валютний курс гривні опустився попереднього року на більше, ніж удвічі, внаслідок чого ціни підскочили, щонайменше, на 25%. Більшість банків збанкрутувало, чимало крамниць стоять закритими.

Але є я ознаки просвітлення. Як це підсумував у нашій групі колишній прем’єр-міністр Литві Андрюс Кубілюс, «Справжній кінець комунізму настає тоді, коли люди скидають пам’ятники Леніну». У Литві, усі пам’ятники Леніну знесли 1991 року. В Україні це трапилося лише минулого року. Минулого жовтня, низка молодих демократичних активістів, нарешті, обралося до українського парламенту, у грудні вони потрапили до уряду. В результаті, український народ згуртувався через російську агресію та скруту. Навряд чи громадянське суспільство є настільки активним у будь-якій іншій країні, наскільки воно є в Україні. Нові волонтерські організації виростають, мов гриби після дощу, роблячи усе, що не встигає робити держава; саме про них гуде уся вільна українська блогосфера.

Наша група була у Києві на запрошення мінекономіки Айвараса Абромавічуса, одного з молодих лідерів реформ. У новому уряді переважають орієнтовані на західні цінності інвестиційні банкіри, що розміняли другу половину своєї тридцятки (за віком). Багато хто з них є ідеалістами, що відмовилися від своїх високооплачуваних робочих місць, щоб послужити країні. Усі, окрім двох, з двадцяти міністрів, володіють англійською, тоді як в уряді президента Віктора Януковича нею володіло лише два міністри. Усі наші зустрічі відбулися у запланований час, більш-менш, і для жодної з них ми не потребували перекладача.

Ми почувалися так, ніби перебуваємо у Східній Європі після падіння Берлінського Муру в 1989 році. Молодість, професіоналізм та ідеалізм взяли верх широким фронтом, як в уряді, так і в парламенті. Більшість депутатів доти ніколи не сиділи у Раді. Україна пройшла крізь ґрунтовне омолодження й модернізацію. Вона вже навряд чи повернеться на старі совєтські шляхи.

Одним з підтверджень відкритості України до Заходу є той факт, що троє міністрів є іноземцями. Два найсильніших контингенти іноземних консультантів з питань реформ походять з Литви та Грузії, десь по пів-десятка колишніх високопосадовців з кожної країни. Ці дві країни провели упродовж недавніх років успішні реформи. Зараз, в Україні, литовці зосереджуються на економічних реформах, тоді як грузини взяли на себе реформу охорони здоров’я та правоохоронних органів.

Як це зазвичай трапляється в часи хаосу, дехто з новопризначених високопосадовців знаходить можливості для впровадження реформ, тоді як інші намагаються пояснити, чому зміни не є можливими. Підготовка реформ іде широким фронтом, можливо навіть занадто широким, і зараз ще рано передбачати, що з цього вдасться, а що – ні.

Запущено реалізацію трьох великих реформ у сфері економіки, і вони виглядають багатообіцяюче. Найважливішою з них є уніфікація усіх цін на енергоносії на ринковому рівні, що має зліквідувати причину корупції у найвищих ешелонах влади, а також потребу у величезних державних дотаціях на енергоносії. Об’єдання цін на газ є життєво необхідним для забезпечення енергетичної безпеки України від Росії, а також для заохочення енергозберігання та вітчизняного видобутку енергоносіїв та виробництва енергії. Об’єднання цін на енергоносії може заощадити українському урядові до 8% ВВП.

Іншою реформою, що вже триває, є ліквідація десятків контролюючих органів, дозволів, ліцензій та сертифікацій, єдиний сенс існування котрих був у тому, що давати можливість паразитуючим чиновникам визискувати підприємців. Третьою основною реформою є очищення залишків державних підприємств від корупції. Міністерство економіки відібрало 62 найбільших державних корпорації для запровадження міжнародних стандартів обліку та аудиту, професійного менеджменту та рад з незалежними директорами.

Найбільшою проблемою, що лишається невирішеною, є податкова консолідація. Новопризначений уряд проштовхнув через Раду Закон про держбюджет перед самим Новим Роком, однак, окрім реформи в сфері енергетики, там не передбачається скорочення надто роздутих українських держвидатків. Початковий проект бюджету, запропонований урядом, було спотворено шкідливими популістськими поправками, такими як урізання зарплат усім держслужбовцям до найнижчого рівня. Цей бюджет належить переглянути, визнає прем’єр-міністр Арсеній Яценюк, якщо ми хочемо, щоб його схвалив Міжнародний Валютний Фонд. Інакше, та серйозна міжнародна допомога, що її потребує Україна, висітиме під питанням.

Якщо ціни на енергоносії буде об’єднано, відповідно, енергетичні субсидії – зліквідовано, то Україна виконає більшу частину податкового скорочення. Однак, Україні також потрібно підчистити держзакупівлі, що може заощадити додатково, щонайменш, іще 2% ВВП. Також, інші 4% ВВП припадає на спецпенсії старим привілейованим верствам, і їх також повинно бути урізано.

Уряд повинен зосередитися на скороченні витрат у ті програми, котрим притаманна корупція або які її живлять. Зараз іде підготовка над реструктуризацією зовнішніх боргів, але це навряд чи зможе дати більше, ніж 9 млрд доларів у сумі. Україна все одно потребуватиме додаткового фінансування від МВФ, США та ЄС на рівні 27 млрд доларів цього року. Поки що ж, вдалося отримати гарантії надання тільки 18 млрд. Усім спонсорам доведеться скинутися ще.

Соціальне напруження наростає. Стандарти життя падають на очах, але чимало українців більше стурбовані корупцією, та усі без виключення стурбовані російською воєнною агресією. Незалежна й демократична Україна та її економічні реформи потребують усілякої можливої підтримки.

Андерс Аслунд є старшим науковим співробітником Інституту Міжнародної Економіки Петерсона, був економічним радником українського уряду в 1990-х роках. 

«Украинский народ против ФСБ. Без посредников» (с) Валерий Пекар

Доля многих из нас живет в прошлой осени-зиме.
Абсурдность некоторых моментов никак не укладываются в систему причин-следствий.
Событий, фактов, нюансов было много. Мы прожили их собственной душой и телом.
Несообразности болтаются на окраинах сознания, маячат на периферии отсмысления. Беспокоят.

грушевского

фото – Юрий Федоренко

Этот материал – попытка упорядочить, сложить картинку с минимизированными непонятками. Всего лишь модель. Каждый тезис – конечно, можно и нужно разворачивать, обосновывать. Мне это кажется важным, пока память еще свежа и еще обострена. Во многом довелось быть внутри процесса…

 

Итак,
основа модели – допущение некоей системной цели действий РФ в Украине периода Евромайдана, Революции Достоинства и Постмайдана.

Кремль стремился использовать Евромайдан для захвата власти в Украине и установления именно власти спецслужб, по аналогии с действующей властью в РФ.

То, что Янукович давно раздражал Кремль (политически, экономически, интеграционно, энергетически) – многолетний тренд в отношениях с РФ. Если сравнить посторанжевый период и януковский – то при Януковиче отношения Украины и РФ стали многим хуже. А ведь в 2004 «дважды досрочно поздравленный» так радовал Кремль, в 2009 – перестал… с чего бы?

В зонах своего влияния Кремль, похоже, действовал довольно однообразно. Во власть проталкивались или экс-совковые номенклатурщики или, если называть вещи своими именами – бандиты на ставке. Как это происходит в той же Чечне.

С номенклатурой в Украине не все шло гладко для РФ, а бандит-Янукович, судя по всему – изжил себя как партнер Кремля.

Самый надежный, в восприятии Путина способ действий – это контроль силами и методами спецслужб. Такой в РФ действует сейчас. Для Пу такой способ ментально самый комфортный.

Как установить в Украине власть спецслужб?

Строить агентурные сети, внедрять агентов влияния. И ждать случая. Даже из советских фильмов о тогдашних «спецагентах» мы знаем – ждать и методично выстраивать они умеют.

И вот случай представился.

Евромайдан.

Появился шанс, с помощью много лет выстраиваемой агентурной сети – раздуть огромные массовые беспорядки в Украине. Они станут основанием для быстрого перехода власти-управления к СНБО и силовикам, РФ вводит “миротворцев” и мы получим, по-сути, легитимную оккупацию.

На мой взгляд, что-то подобное произошло в Крыму – молниеносная и поспешно притрушенная легитимностью – оккупация.

Активная расстройка агентурных сетей в Украине – начата Кремлем после смены наших политэлит в 2004 году. Именно активная.

Все было готово для легитимизации чего угодно.

Давайте взглянем на действующие лица, по-моему, около ФСБшные, т.е. не столько пророссийские, а именно прокремлевские-спецслужбистские.

Что у нас сидело в системе Госуправления, Юридического и Силового блоков: СНБО, Минюст, АП и т.п. (по информации из открытых источников – Вики и досье Лиги и пр.):

СНБО – Клюев:14 февраля 2012 года — 24 января 2014 года.

Минюст – Лукаш: 4 июля 2013 года освобождена с должности Министра Кабинета Министров Украины и назначена Министром юстиции Украины.
С 28 января 2014 года в связи с отставкой Премьер-министра Украины Николая Азарова являлась временно исполняющей обязанности Министра юстиции Украины.
27 февраля 2014 года отправлена в отставку с поста Министра юстиции Украины в связи с утверждением нового состава Кабинета Министров Украины.
7 марта 2014 года была освобождена от должности представителя Президента Украины в Конституционном суде Украины

АП – Портнов – В апреле 2011 года в результате административной реформы Портнов был переведён на должность советника президента и руководителя Главного управления по вопросам судоустройства Администрации президента. В 2011 году он возглавил группу по разработке проекта нового Уголовного процессуального кодекса Украины, который был принят парламентом в апреле 2012 года и вступил в силу в ноябре 2012 года.
24 января 2014 года президент Янукович уволил Портнова с должности своего советника и назначил его первым заместителем главы Администрации президента Украины – по 26 февраля 2014

Конституционный суд: Овчаренко Вячеслав Андреевич, с18 июля 2013 года по 24 февраля 2014 года – Председатель Конституционного суда Украины  по квоте  ВР (от Партии Регионов)

Силовики:

Генпрокуратура – Пшонка

МВД – Захарченко

Минобороны – 8 февраля 2012 – 24 декабря 2012 – Дмитрий Саламатин (получил гражданство Украины лишь в 2004 году, до этого – гражданин РФ)
С 2010 года Саламатин – генеральный директор Государственной компании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения, 2011 – генеральный директор государственного концерна “Укроборонпром”.
24 декабря 2012 – 27 февраля 2014 – Павел Лебедев. Закончил Ярославское высшее военное финансовое училище, финансист-экономист, служил в Черновицком гарнизоне с 1984 по 1993 годы, потом топ-менеджер крымского титана, кременчугского сталелитейного. Сейчас гражданин РФ

СБУЯкименко Г.Я., глава СБУ (2013-2014), генерал-майор (с 2011) Из вооруженных сил РФ, уволился в 1998. Биографическая справка не содержит информации о получении Якименко украинского гражданства. На сегодня: в Украине – подозревается в государственной измене и преступлениях в период событий на Майдане. Находится в РФ.

То есть, все было готово для быстрой реализации и легитимизации перехода власти и ее расширения именно к этим людям, на первое время, так точно…
Обратите внимание, эти персонажи стали активно заполнять вышеперечисленные позиции в период с 2012 года… Это совпадает со сгущением событий торгово-экономических, эмбарговых, запретных и пр. войн с Россией. Авторитета Януковичу на нашем внутреннем полит-рынке – это не добавляло…

Многие из нас удивлялись, неужели Путин всерьез считает Януковича партнером? А он и не считал. Это, похоже, был просто один из переходных этапов.

Вернемся к Евромайдану.

Вот некоторые из событий, которые оставались для меня без ответа “зачем?” и “почему именно так реализовано?”

  1. Провокации у Кабмина. Мы с коллегами там были и все видели своими глазами. Объяснение: провокация-дискредитация для картинки в РФ-СМИ, тогда казалось достаточным. Напоминаю, полный город титушек был уже тогда. То есть к “раскачке” ситуации готовились заранее. А это был всего лишь 4-й день Евромайдана, 24 ноября… Мы тогда писали об этом подробно
  2. Разгон Евромайдана в ночь на 30 ноября.  Зверское избиение и преследование убегавших студентов. Именно зверское. А ведь был опыт разгонов акций. Но такого не было. Почему так страшно били? Ведь к тому моменту самим силовикам майдановцы никаких повреждение (увечий, ранений, чтобы “свой-за своего вступился”) – не причинили. В чем была цель не разгона, а именно зверства? Можно бы списать на “эксцесс исполнителя”… но “грянула” Банковая…
  3. Банковая. 1 декабря. Опять же, для обычной операции по «отжатию» людей от режимного объекта АП – слишком явное и какое-то картинное превышение необходимого и достаточного применения силы. Откуда такая агрессия? Из-за бульдозера с цепями? Как-то не убедительно… Гнать людей аж по Институтской, ломиться в Дом писателя, избивать прессу и медиков… А народ ведь не агрессивничал массово. Вот нет и все. И, получилось так, что Беркуту пришлось, именно самим, своими руками устроить, совершенно не пропорциональный поведению людей, погром. Но зачем? Тогда много рассуждали о том, что это выгодно оппозиции и не выгодно Банковой… Было много спекуляций на эту тему, но не больше….

Если цель была – ПРЕКРАЩЕНИЕ массовых акций, то… не вяжется.

Цель – глобальные массовые погромы.

Так можно действовать с целью перевести ПРОТЕСТЫ -> в ГЛОБАЛЬНЫЕ ПОГРОМЫ. Тогда вся преувеличенность, кровавость, явная картинность действий – имеет смысл, которого мы не могли доискаться тогда и находили лишь зыбкие эмоционально-психологические резоны и тактические нестыковки.

Учтем и тот аспект, что социальная напряженность, хотя бы от действий наших явно прокремлевских министров, к ноябрю уже была нешуточная. Табачник один чего стоил. То, что казалось глупостью с его стороны, нормально укладывается в сценарий умышленного создания почвы для подогрева и раздувания протестов, которые могли возникнуть…

Вспомним анализ социальный настроений Ирины Бекешкиной. На начало осени 2013, протестный потенциал был больше, чем в 2004 – в разы. И уже несколько месяцев имел устойчивый тренд у росту.

Был и целый ряд других событий, которые подогревали Майдан… похищения активистов, журналистов, действия титушек, силовиками командовали какие-то странные люди… мы терялись в догадках… подозревали оппозицию… но ведь по почерку – это явные спецоперации… Очень странной нам казалась эта эскалация руками “власти Януковича”. Именно ему это было не на руку, если исходить из того, что ему мечталось, чтоб мы просто разошлись по тихому… чтоб Майдан сошел на нет… Получается, такова была задача кремлевской агентуры – довести до “бунта бессмысленного и беспощадного” любой ценой. В этот период, многие высказывали ощущение, что есть некая “третья сила”, которая действует против нас, по некоему своему сценарию и на Януковича ей плевать. Было ощущение, что нас “тестируют”: тестировали нашу реакцию, искали пороги чувствительности, моменты срабатывания “чирка спичкой”…

Спецоперация ФСБ vs Украинский Культурный Код

Но, протесты НЕ переросли в погромы. И это нас спасло. Изменило ход событий. Мы их “связали” в пространстве-времени… Кто-то из культурологов сказал: культура – это код, в соответствии с которым люди действуют в той или иной ситуации. Наш код показал себя как = выдержка + не склонность к агрессивности на клеточном уровне + достоинство + глубокое понимание, что «сила – в количестве и качестве», чем больше нормальных людей вместе – тем безопаснее, «каждый обеспечивает безопасность каждого в количественном эквиваленте

Наша коллективная умеренность на социо-культурном уровне сдерживала людей от чрезмерной радикализации. Наша радикальность была даже меньше пропорциональной и, даже, оптимальной, да еще в единицу долгого времени… Наш креативный класс оказался очень продуктивным и эффективным. Мы смогли активировать и противопоставить им наш оргресурс, коллективный аналитический разум, позитивность, юмор, выдержку.

То есть, классические “законы толпы” у нас не сработали по шаблону. А должны были… Да и какие основания у разработчиков этой эскапады были предполагать обратное?

Для спецслужб РФ было это необъяснимым… Возможно, том числе, поэтому они и похищали активистов и задавали им, на наш взгляд, дикие вопросы «кто вам платит?»… Рассказ Игоря Луценко о том, что спрашивали у него похитители выглядел настолько странным, что многие усомнились в его правдивости… Хотя, если ненадолго поставить себя на место спецслужбиста, который отчаянно не понимает почему люди не отвечают на чрезвычайное применение силы – «русским» или «французско-арабским» бунтом, то складывается…

Но это все было потом.

Протесты -> в Погромы. Как «разжигали горнило».

На Евромайдане нужно было создать условия, максимально способствующие организации перехода протестов в погромы:

  1. заложить внутренний конфликт в Майдане (чем больше осей раскола, тем лучше)
  2. спровоцировать выплеск энергии разрозненной, но многочисленной массы людей в радикальные массовые акции, которые должны были максимально охватить территорию Украины
  3. “максимально “связать” политическую оппозицию, ее оргресурс, чтобы нивелировать их влияние сдерживания “стихии масс”
  4. стартовый “чирк спички”

Отсюда, вбрасываются идеи спорные, расконсолидирующие. Например:

5. Вброс тезиса: “без политиков”. Довольно странный тезис при том, что Ассоциация с ЕС – именно политическое, и даже, геополитическое требование. Многие ведутся, не замечая алогичность и бурно радуясь поддержке западных политиков.

6. Вброс требования выдвинуть “единого кандидата” из тройки лидеров политической оппозиции. Долго проталкивали – это была явная рабочая задача. Опять алогичность: с одной стороны, политики же “не нужны как класс”, “мы сами с усами”, с другой стороны – якобы единый лидер должен взять на себя ответственность. Что такое “единый лидер оппозиции”, мы что к выборам прямо завтра готовились? Споры, ссоры, дрязги и пр.

7.  Вброс 5. и 6., на мой взгляд, ощутимо деморализовал оппозиционных политиков, в т.ч и их организационный ресурс.

С большой долей вероятности можно допустить, что на Евромайдане в ночь нападения в определенное время должны были остаться именно студенты-дети, в достаточном, но не слишком большом количестве. Те самые, которые просто пели-танцевали и страшное избиение которых, наверняка воспламенили бы всеукраинские погромы…

Давайте вспомним, кто, что и как организовывал, какие из вышеперечисленных тезисов активно проталкивал. Какие люди не смягчали градус в дискуссионных вопросах, а упорно его именно повышали… У каждого из нас – свои воспоминания…

Против нас в ноябре-декабре – работал бы любой радикализм. Чем ярче полыхало бы, тем быстрее бы мы оказались в реалиях нынешнего Крыма…

Вспомним, в декабре-январе внезапно появились и проявились -надцать радикальных движений.
Никого не оцениваю, просто напоминаю о тех, кто радикальничал:
Правый сектор, Спильна справа, ВОС, Белый Молот, Нарния…
Было сложно разобраться и отличить, какие действия инициированы «старой-доброй» Свободой, например, а какие – вдруг вынырнувшими на поверхность движениями-новоделами.

Уже не вызывает сомнений, что наши партии, ГО и гражданские инициативы – пронизаны агентурой, которая отслеживала, подначивала, вкладывала, сеяла мыслевирусы в ряды… Всеми силами доводили котел радикализации протестов – до кипения…

Спецоперация ФСБ vs Гражданское общество

Агентурные сети, похоже, были активированы везде, где только можно. Они начинают проявляться под предлогом «благих» проектов-инициатив. Они взаимодействуют с другим возможно большим числом гражданских движений. Людьми, зачастую, играют вслепую, а кто-то был и в курсе…

Было даже удивительно, насколько малоуспешными были попытки гражданских инициатив – объединиться, организоваться и субъективизироваться в политической плоскости. Да, это объективно – не простой процесс, но чтобы настолько…

Агентура отчаянно препятствовала… Они, умело «сбивали» здоровую волну, концентрировали людей на разности, не на общности. Хороши были все способы: от эксплуатиции  объективной усталости людей до низкого наушничества и оговора… Маховик информационной войны, нацеленный на создание внутренней расконсолидации – был вовсю запущен уже тогда. Что-что, а агентура – очень не ленивое зверье…

Основная задача агентурных группы в Украине – “завирусить” все возможные среды – осями раскола, раздора и противостояния.

Что-то за год до Майдана, эксперты обращали внимание:
гражданское общество и гуманитарная сфера – находится вне зоны восприятия януковской власти. Власти – возможно, но кремлевская агентура заполняла эту брешь…

На этапах Предмайдана, Евромайдана, Майдана и Постмайдана – они тормозили консолидацию гражданских движений, сосредотачивая людей на разности, уводя в «пар со свистом». Думаю, многие сейчас оглянулись и удивились постфактум – как так получалось… не просто так…

Вспомните ГРМ и массу порожденных ВОМов и прочих… Это именно распыление. Политически, Постмайдан – рассеял «точку сборки» гражданского общества, увел от состояния готовности и возможности вхождения в ВР. Тормознули процесс.
Но остановить не смогли :)

Фсбшная агентура и сегодня продолжает сеять вирусы. Нас приучают к а-ля неизбежности, псевдо нормальности – силовых способов решения вопросов. Формируется образ гражданского активиста – как «бузотера в камуфляже».

Основные вбросы:

  • Майдан 3.0  – бунт против украинской власти – неизбежен, т.к. “нет другого выхода”
  • недовольство властью (без разворачивания и объяснений) – подначивание групп людей склонных к радикализму, а не к пониманию и изучению. Пользуются нашей всенародной тотальной юридической, процессуальной и пр. неграмотностью. Например: спекулируют на том, что мы не знаем по каким процедурам и функциям работает Генпрокуратура, и МВД, и СБУ, и Минобороны, и Минздрав, ВР и пр… То есть вместо развязывая узлов, нам навязывают мысль –”рубить”.
  • поддерживание и разжигание любых радикальных активностей. Например: акция перед посольством РФ после падения Боинга. Акция проходило вполне цивилизованно, а потом вдруг разгорелось… Не сложно припомнить кто и как «подливал масло»…
  • действуют захватнических в любых, как самосложившихся, так и уже институциированных общественных движениях. Ввязывают активистов в свои “черные процессы”, захватив ключевые позиции. Они связывают, тормозят людей, которые могли бы эффективно работать в сфере гражданского активизма, морочат их, марают, доводят до упадка, траты сил впустую…
  • Показательна волна “мусорной люстрации”. Сколько «мантр» было «спето»… – нас приучают, как к «поседневности» подобных действий, так и к подобным формулировкам, в принципе – вводят все это в бытование…

Никто кроме нас.

Изучайте темы, способы, юридические и структурные вопросы. Начните с тех, которые вам близки. Задумайтесь – уличная акция, одна из форм донесения информации, зачастую, крайняя, и далеко не единственная.

Например, если вас зовут на митинг – как минимум поинтересуйтесь:

– в чем суть проблемы (предмет недовольства). Если ли что-то существенное «на почитать», а не только на «поорать» а-ля «Васю – геть!»
– как решалась проблема ДО уличной акции (отраслевые ассоциации, гражданские движения, действия правозащитников, письменные обращения в инстанции и пр.)
– почему организаторы считают уличную акцию – средством решения проблемы
– какие дальнейшие действия, после акции.

Други, наше неведенье – наша проблема и никто, кроме нас ее не решит.
Этим будут пользоваться все, кому не лень, от агентов-фсбшников, саботажников и “мегафонных активистов”, до «представителей канадских оптовых компаний»! До тех пор, пока мы будем позволять проделывать это с собой…

Так что – выходим из сумрака :)
Да пребудет с нами Сила!
Александра Толмачева

«Не буває в болоті смачної води… Давай, ми зможемо більше для нас!..» (с) Вакарчук

Наша лодка-Украина кисла в болоте десятилетия. Подгнила, не плавала, не видела открытой воды. И мы вместе с ней…

Мы прорубились в открытую воду – это сделал Майдан. Выбор был: задохнуться или дышать…

Теперь наша утлая плоскодонка познакомилась с морским бризом. Прощай болото, и соленые брызги в лицо, свежий ветер, стало легче дышать… Оказалось, мы все еще можем дышать полной грудью!

всё гнилое болото, мусор, бревна, ветошь, мазутная грязь и помойка – выплыли с нами

Только выплыли мы не в солнечное, спокойное как суп, курортное моречко – а Ночью, в Шторм, в Грозу и Боковой Ветер на Весельной Лодочке.

Еще и всё гнилое болото, мусор, бревна, ветошь, мазутная грязь и помойка – выплыли с нами. Мы пока колупаемся у берега, в окружении прибрежного хлама. Того самого, который из болота. Радует, что в болоте его осталось в разы больше…

 

Выйти в шторм на открытую воду – не можем, пока. На веслах не устоим – утонем сразу.

А мотор, и даже весельные уключины, сперли «папередники»…

Решаем задачки пошагово.

На веслах разворачиваемся и становимся в полуборт к волне, чтобы не перевернуться. Набираем скорость веслами – для улучшения маневренности. Отталкиваемся шестами от берега – иначе разобьет о камни. Мы пока без курса. Все усилия – чтобы попросту не утонуть.

Это титанические усилия физические и психологические.

Все вручную. На коленке – клепаем рулевое перо. ЕС нам подкинуло мотор (с лайнера на плотах спустили – мы гарпуном подтянули). Навесили движок, сообразный нашей «ореховой скорлупке». Уже хоть динамика движения от мотора, а рулим пером и веслами.

Чуть легче. Обрели некую устойчивость. Шансы не пойти ко дну – чуть увеличились.

Ага, что у нас там с курсом? Уже вроде как с волны на волну переваливаемся…

Почему на лайнер-ЕС не берет нас под борт?

Почему лайнер-ЕС не берет нас под борт?

Нам нужно догрести до большой воды и глубины. Ибо крейсер-лайнер, в силу его осадки – не может подойти в прибрежную зону, туда, где мы пока бултыхаемся. В шторм большие корабли – уходят от берега, иначе погибнут.

Никто, кроме нас…

Дальше:

– отгребаем мусор от борта – скребет и дырявит,

– собираем с поверхности воды мазут – ибо в мотор что-то заправлять надо, а топливо в болоте застряло. Вытянуть могли или лодку-страну или топливо. Выбрали лодку-Украину,

– на веслах сменяемся (ибо не железные),

– изнутри воду вычерпываем,

– дыры латаем, и новые и старые – целая кампания по устранению протечек, головы не поднять…

– внутри команды – деремся (а вы думаете все сознательные и понимают ситуацию?). Борьба за все: за еду, воду, одежду, инструменты, спасательные жилеты, фонарики и одеяла…

Советы – есть у всех, а спасжилетов – только для тех, кто снаружи латает обшивку и подтягивает гуманитарку с плотов…

Советы – есть у всех, а спасжилетов – только для тех, кто снаружи латает обшивку и подтягивает гуманитарку с плотов…

– опытные сплавщики-рафтеры, оказывается, не в курсе, что переправляются через реки, например, надо только поперек фарватера. Суда помощи должны хорошо видеть нашу плоскодонку. А это важно, чтобы не утопили нас, и чтобы помощь скинули не нам на голову, потонем, опять же ж… Ну, они, рафтеры же, «опытные спецы по выживанию»… в байдарке и горных реках….

Правда, совершенно знакомая ситуация?

Дальше пытаемся доплыть хоть до какой-то земли в прибрежной зоне. Нам нужна еда, вода, топливо, ремонт и пр. Выскочили из болота в чем были… А кто-то кричит – «всрамсь, но не возьму у «этих»…

В шторм большинство пассажиров – должны стать членами команды. В плюс: к капитану, штурману, механику, стюарду…

Управлять плоскодонкой в шторм – учимся. Прямо на месте. Всему Одновременно. Ошибок наделаем кучу…

Капитаны круизных лайнеров и крейсеров есть у нас. Но они тоже не идеальны для управления плоскодонкой, на которой не команда сплоченная, а Ноев Ковчег, со всеми вытекающими…

Альтернатива – не делать и пойти ко дну всем миром. Потери будут…

Сцепив зубы – берем подачки, обустраиваем палубу… идем дальше…

И так – многократно. Заходим ко всяким лихоимцам и на дружеские острова… Наращиваемся, ставим парус, пытаемся не только уцелеть, но выстроить свой корабль.

Подавляем внутреннюю бузу… Ибо и так штормит. При раскачке изнутри – начерпаемся бортами по уши, и маневренность-управляемость потеряем. Это в лучшем случае…

Пытаемся стать мастерами на все руки. Надо ротироваться, а не то кого-то уработаем до смерти. Учимся и грести, и бревна отталкивать, и в прибое не биться о берег (разобьет в щепу), и под крейсер не попадать и рыбу из кружащей вокруг мути добывать, и воду дождевую горстями собирать….

И все это на ходу, ночью, на открытой воде, в шторм…

Это к тому, что реконструкция страны = выплывание из гнилого болота на открытую воду. Это тяжело, больно, некрасиво, грязно. Как рождаться.

Тут, в процессе, радости маленькие, но ценность их – высока.

 

Все это требует громадной выдержки, оптимизации и колоссальных планомерных усилий, чтобы:

1. воздержаться, как от истерики (заглушить двигатель и сложили лапы) так и

2. от форсажа двигателя (угробим двигатель, спалим топливо и придем к п.1).

 

Надо держать все в оптимуме и балансе:

– быть мобильными и органичными в контексте окружения, обстоятельств и возможностей,

– сохраняться и двигаться в шторм к цели.

Это наша задачка :)

 

Как довольно эмоциональный человек, вышла на вот что.

Впадать в апатию и агрессию – энергозатратные процессы.

Держать баланс – тоже затратно, но эффективно. Это срединное состояние готовности, как замедлиться, чтобы войти в поворот, так и ускориться, чтобы выйти из поворота :) Балансировка – это именно вложения, а не пустые траты в «пар со свистом».

Фрегат, названый в честь гетмана Петра Кононовича Конашевича-Сагайдачного, флагман ВМС Украины

Мы – уже на курсе, теперь задача – выплыть и доплыть.

Гребем, други! Все нам в помощь. И доброе слово, и десант союзников, и песня.

И молитва о попутном ветре.

 Наші сонячні дні зачекались давно,
Нам замало квитків на вокзал і в кіно.
Не показуйте жаль, не впадайте в екстаз,
Ми сьогодні залишимо більше для нас

(с) Святослав Вакарчук

 

 Александра Толмачёва

 

 

 

 

 

 

 

 

 

фото – источник источник  источник

“Как вам живется при ДНР?” – спросил недавно мой коллега у коренной дончанки.

“ДНР? Я не думаю, что живу в ДНР, – возмущенно ответила она. – Каждое утро я слышу один и тот же звук: гул подъезжающего грузовика, который забирает из моего двора мусор. И пока машина будет забирать мусор, я буду считать, что все еще живу в Донецке, а не в ДНР”.

Донецк, где недавно активизировалась антитеррористическая операция, выглядит довольно сюрреалистично: на фоне ведущихся боевых действий и редко смолкающих звуков стрельбы – здесь до неприличия чистые улицы, ухоженные газоны и цветочные клумбы.

Недавно в городе даже сделали разметку для велодорожек и установили велосипедные парковки, что многих, мягко говоря, удивило: на войне, вроде как, о таких излишествах не заботятся.

Удивительно и то, что после прихода бойцов “министра обороны” Донецкой народной республики Игоря Стрелкова в городе не поменялась власть.

Раньше выходило иначе: когда российский вояка занял Славянск, горсовет оказался тотчас же занят боевиками, а на месте городского головы появился “народный мэр” Вячеслав Пономарев. Правда, со своими обязанностями он не справился: в результате первых же боевых действий в Славянске начались перебои со светом и водой, а “мэра” свергли.

В Донецке же переворота в горсовете не произошло: мэром, как и прежде, является Александр Лукьянченко, а коммунальные службы функционируют в обычном режиме. Правда, после прихода Стрелкова ему поставили ультиматум: присягнуть на верность ДНР или уйти, – но он предпочел покинуть территорию Донецка и руководить процессом удаленно. Теперь сотрудники горсовета получают от него указания по телефону и скайпу.

В здании городского совета пусто. Его не охраняют вооруженные люди, но на флагштоке наряду с символикой города висит флаг ДНР – скорее компромисс, чем декламация подчинения сепаратистам.

По этажам ходят редкие сотрудники, оставшиеся на своих местах: многие ушли в отпуск и вместе с семьями уехали из города.

В горсовете говорят, что никто не мешает им выполнять свою работу. Правда, в середине июля нескольких сотрудников арестовали и несколько часов допрашивали в местной “СБУ”, подконтрольной Стрелкову.

Максим Ровенский, начальник управления по связям с общественностью Донецкого горсовета. Здесь и дальше - фото Екатерині Сергацковой, УП

Максим Ровенский, начальник управления по связям с общественностью Донецкого горсовета. Здесь и дальше – фото Екатерині Сергацковой, УП

“Они, видимо, решили показать, кто в доме хозяин, – рассказывает начальник управления по связям с общественностью горсовета Максим Ровенский. – Показали и отпустили. У них были претензии конкретно к мэру, он ответил им не так, как они хотели, и уехал. Если бы с мэром что-то случилось, многие сотрудники уехали бы или устроили саботаж. Больше нас никто не трогает, в общем-то.

Поэтому получается какая-то дурацкая ситуация: в Киеве нас считают сепаратистами, а сепаратисты считают, что мы поддерживаем Киев”.

Максим считает, что в Донецке не появился свой “народный мэр”, потому что никто в городе не способен составить Лукьянченко конкуренцию – последний выигрывал выборы трижды с высоким процентом голосов.

“Выбрать “народного мэра” означало бы пойти против нынешнего мэра, которого поддержало большинство дончан, – рассуждает Максим. – А может, у них времени искать такого мэра не было, не знаю. Наверное, здесь связано множество факторов.

В любом случае, пока не было Стрелкова, остальные товарищи уважительно о мэре отзывались, потому что город, несмотря ни на что, нормально функционирует. Мэр помешан на чистоте и порядке”.

Невидимый фронт

В середине июля у мэрии начались первые серьезные трудности: заблокировали казначейство, из-за чего учителя, врачи, чиновники и коммунальщики не могут получить зарплаты. Функционирование городских служб встало под угрозу. При этом на улицах продолжают появляться велодорожки и велопарковки, деньги на которые были выделены еще в прошлом году немецким фондом GIZ.

“Нас сейчас постоянно спрашивают за эти велопарковки. Но все логично: те, кто не уехал, стали ходить пешком и ездить на велосипедах. Многие не рискуют ездить на машинах в силу различных причин. Так что это оказалось как никогда своевременно.

Мы произвели 50 велопарковок и будем продолжать их устанавливать. Более того, с этой недели мы начинаем проводить новые маршруты велодорожек”, – рассказывает заместитель мэра, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания Константин Савинов.

Константин Савинов, заместитель мэра Донецка, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания

Константин Савинов, заместитель мэра Донецка, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания

В военное время Савинов стал главным человеком в горсовете: от его решений теперь зависит жизнеобеспечение Донецка. По этой причине он практически не спит и постоянно пьет кофе.

Телефон звонит каждую минуту: одни сообщают о количестве убитых горожан, другие – об отключившихся электроподстанциях, в которые попали осколки снарядов, третьи – о вывозе людей из обстреливаемых территорий.

С большинством нынешних проблем город никогда не сталкивался.

Своей главной заслугой заммэра считает то, что успел за время работы наладить вывоз бытовых отходов. Поэтому даже сейчас мусор из дворов Донецка вывозят исправно, несмотря на то, что многие горожане перестали за это платить.

“Если ты перестаешь платить за газ и или электричество, их отключают. Если ты перестаешь платить за мусор, его все равно вывозят, – говорит Савинов. – Пока что бизнесмены, с которыми мы четыре года назад наладили работу, относятся к ситуации с пониманием, потому что раньше они нормально зарабатывали на отходах. Сейчас они работают в убыток”.

Мусороперевозчиков Савинов называет “героями невидимого фронта”: они приезжают даже в опасные районы. Правда, из-за “комендантского часа”, установленного в Донецке ДНРовцами, коммунальщики работают не в три, как раньше, а в две смены. Кстати, утверждает заммэра, бытовых отходов меньше не стало, несмотря на отток горожан.

Отмена бюрократии

Из-за АТО городским властям пришлось заморозить строительство социального жилья и ряд “долгоиграющих” проектов.

“Мы приняли решение, что не будем вкладывать серьезные капиталы в развитие чего-то нового, – говорит Савинов. – Если завтра у нас не будет средств на поддержание функционирующих объектов, то смысл что-то новое строить?

Мы пересмотрели производственные задачи и сделали упор на поддержание того, что уже есть. Мы не пойдем стелить дороги в частном секторе, потому что хотим те запасы битума, которые у нас есть, оставить на восстановление асфальтового покрытия, потому что придется ремонтировать центральные улицы, продавленные гусеницами танков. В общем, подогнали работу под реалии”.

Если раньше процесс принятия решений был сильно бюрократизирован, то теперь горсовет стал гибким как никогда. Война вынудила.

“До всего этого мы постоянно искали “крайних” в каких-то решениях, а теперь все просто: пошли работать? Пошли”, – говорит Савинов, выпивая очередную чашку кофе.

“Мы работаем на свой страх и риск. И важно не потерять доверие горожан, не допустить паники и создать людям, которые оказались в сложных обстоятельствах, максимально комфортные условия”.

С комфортом становится все сложнее: в результате военных действий оказались повреждены электроподстанции на территории Петровского, Куйбышевского и Киевского районов. Обесточено около 4,5 тысяч домов, повреждены участки газопроводов, многим не поступает вода.

“Сейчас модно хвалить коммунальщиков, – говорит Савинов. – И это небезосновательно, потому что от их стабильной работы зависит очень многое.

Но у них не всегда получается выполнять работу. Например, поврежденный газопровод находится в эпицентре событий, с электроэнергией то же самое. Мы дважды пытались договориться о двустороннем прекращении огня для проведения ремонтно-восстановительных работ, но по определенным причинам не смогли приступить к устранению аварии. Поэтому пока все сложно”.

Похоже, только сейчас, в условиях, когда казна заблокирована, в округе идет обстрел, а город контролируют боевики – местные власти научились работать на полную катушку и быстро подстраиваться под актуальные потребности горожан. Сохранится ли этот скил в будущем?

“Будем продолжать работать, будем открыты к помощи и инициативам, – предполагает Савинов. – Когда все закончится, начнется самое сложное. Нужно будет восстанавливать город и бороться с депрессией дончан.

Сейчас депрессии нет, есть страх перед происходящим.

А потом нужно будет придумать что-то такое, что могло бы всех помирить и сплотить”.

Екатерина Сергацкова, УП

Источник – Украинская правда

P1230077  “Історія – скарбниця наших діянь, свідок минулого, приклад і повчання для сьогодення, застереження для майбутнього” (Мігель Сервантес). Чи готові ми, українці, навчатися на прикладах минулого, щоб не повторювати помилок сьогодні та в майбутньому? На це питання (звичайно, частково) мав дати відповідь 1-й фестиваль історичного документального кіно, який пройшов в Київській фортеці 28 червня 2014 р.

Continues…

Випускники вишів діляться своїми планами на майбутнє

Випускники фізичного факультету КНУ імені Т.Шевченка діляться планами на майбутнє

ВІДЕО

 

ингула

Виставка Галини Інгули “Подорож на планету Інгула” в Київській фортеці 18 червня-2 липня 2014 р. , виставкова зала біля музею Косий капонір

Continues…

пресс-конфпресс-конф

13 и 14 июня 2014 г. в Национальном Академическом Театре Оперетты каждый желающий мог стать свидетелем и участником незабываемого праздника. Праздник – это именно то слово, которое крутилось на языке во время всего действа, происходившего на сцене Театра Оперетты. И не только у меня. Коллектив Театра подарил киевлянам и гостям столицы очередную премьеру: мюзикл Александра Колкера «Труффальдино из Бергамо» по мотивам пьесы знаменитого итальянского драматурга Карло Гольдони.

Continues…