Спільнобачення | Archive for липня 2014

липня 2014

Віктор Андрусів, інститут ДемАльянсу ім. Р. Шумана, для УП

Щодня приймаються мільйони рішень у зв’язку з АТО і ситуацією на Донбасі. Генерали ухвалюють рішення про штурм, командири про вивіз ранених, волонтери – переносити бронежилети, польська прокуратура – їх садити за це…

Хтось йде у відставку, хтось віддає свою зарплату, хтось допомагає в лікарні – всі ці рішення відірвані один від одного, але водночас стосуються одного й того ж.

Війна, як найгірша форма політичної і економічної кризи, зачіпає всі сфери життя суспільства, і найважливіше зрозуміти, що маємо справу не з розрізненими проблемами, а саме з комплексною системою.

Негативним наслідком хаотичних рішень є неправильний розподіл ресурсів, що відповідно позначається на досягненні потрібних результатів. Хаос волонтерської допомоги призводить до того, що в одних батальйонах солдати вибирають щотижня іншу форму, а в інших досі не мають банальних карематів і спальників.

І в цьому немає вини волонтерів, які демонструють вражаючу для всього світу громадську активність. Це завдання держави впорядкувати і створити умови для  правильного використаннях тих суспільних сил, які приходять на допомогу.

Однак, хаос поширений на всі сфери, часто спричиняє до відсутності потрібних і нагальних рішень, і натомість приділення надмірної уваги другорядним.

Ситуацію потрібно змінювати, і перший крок до цього формування системного підходу на рівні держави. В кожній сфері має бути сформовано політику щодо АТО, які в сукупності і будуть представляти собою систему. Нижче запропоновано деякі штрихи до такої системи.

Законодавство і відповідальність солдат

Війна не є причиною порушувати закони. І більшість учасників бойових дій обов’язково дізнаються про це від прокуратури після завершення конфлікту. З іншого боку, українське законодавство зовсім не створене для прийняття швидких і правильних рішень, як цього вимагає ситуація.

Роками закони приймаються в цілях особистої мотивації, і коли прийшов час захищати суспільний інтерес – передумов для цього виявилось мало. Історії з блокуванням купівлі бронежилетів, неможливістю використати зібрані через смс кошти, забезпечення добровольчих батальйонів тощо – яскраві тому приклади.

Військовий стан вирішує чимало питань для ведення ефективних бойових дій, але і аргументи проти теж вагомі, зокрема, втрата можливості зовнішнього кредитування.

В цій ситуації компромісним рішенням може бути внесення пакету змін до значного числа законів – починаючи від тендерних закупівель і закінчуючи звільненням від податків тих, хто збирає кошти на армію.

Зміни мали б передбачити спрощення процедур, контролю і термінів щодо прийняття рішень пов’язаних з АТО. Інший варіант – це ухвалення Патріотичного акту, на зразок того, що діє в США.

Безумовно, спрощення буде вести до зловживань і до корупції, але складність процедур в українських реаліях абсолютно не викорінюють ці негативні тенденції.

Інформаційна війна і ключі до санкцій

Протистояння в інформаційній площині – найслабша ланка української АТО, як на міжнародному рівні, так і на Донбасі. Без досягнення успіхів на цьому напрямі і на загальний успіх розраховувати не варто.

Тривалий час в Україні панувало відверте розчарування щодо поведінки ЄС. Обіцяні санкції часто обертались фарсом, і не завдавали ніякої серйозної шкоди Росії, хоча вітчизняні дипломати надавали численні докази причетності Путіна до терористів.

Ситуація кардинально змінилась після трагедії з Боїнгом. Власне, змінилась не стільки позиція європейських політиків, які продовжують викручуватись з продажем Містралів чи будівництвом газопроводів, скільки громадська думка. І саме громадська думка є ключем до рішень в європейській політиці.

Звісно, ресурсів для закупівлі сюжетів і статей в європейських ЗМІ у України немає. Але є інші можливості впливати на громадську думку – кілька мільйонів українців – заробітчан, які активно шукають можливості допомогти.

Створення інформаційних стендів, поширення самвидавів, листівок у кожному європейському місті може бути ефективним кроком з впливу на громадську думку.

Однак, на самоорганізацію тут сподіватись не варто. Посольства, консульства та інші представництва мають вести активну роботу з пошуку можливих організаторів інформаційних кампаній у Європі, а також надавати інформаційні матеріали та іншу підтримку.

Сюди ж можна долучити підприємства, які працюють з Україною. Зрештою, всі будівлі закордонних відомств вже давно мали стати інформаційними стендами повністю обвішані банерами про війну на Донбасі.

Інформаційна війну треба активно вести і в зоні АТО. Можливості для цього знову ж таки обмежені, оскільки українські канали не показують, преса не видається, а інтернет в кожного свій.

І, тим не менше, є інші дієві канали донесення інформації — мобільні оператори. Щоденні смс розсилки абонентам Донбасу щодо справжньої ситуації можуть стати для них джерелом альтернативної інформації, і питання чи захочуть це робити оператори – риторичне.

Економічний план АТО

Війна перебудовує всю економіку країни. Не можна піднімати тарифи, обезцінювати валюту, платити пенсії і зарплати, та закуповувати нові зразки техніки для військових, бо на це все просто немає коштів.

І найгірше тут те, що влада переконана у безмірності кишень українців. Підхід, за яким основне наповнення бюджету і весь тягар зростання тарифів ляже на плечі простих громадян – не прийнятний, і не тому, що це несправедливо, а тому, що у них просто немає стільки грошей.

Подальший рух в цьому напрямі буде мати наслідком створення внутрішньої боргової ями.

Водночас, альтернативних джерел наповнення бюджету чимало, починаючи від підвищення податків на “розкіш” – дорогі автомобілі, вироби з дорогоцінних металів, продажу неефективного державного майна, як от державні бази відпочинку, і до конфіскації майна та коштів бізнесу “Сім’ї”.

Окрім бюджетних питань, є загальне питання економічного зростання. В Україні з радянських часів панує традиція, коли бюджет і економічний ріст сприймають як одне й теж, і новий прем’єр виявився послідовником цього підходу.

Насправді, економічний ріст забезпечується стрімким розвитком бізнесу, що напряму пов’язано з податковим режимом, інвестиціями і спрощенням процедур.

В той час як влада сконцентрована на вирішенні поточних питань АТО, є питання і відкладеного майбутнього, зокрема, повоєнна відбудова Донбасу і життя в умовах постійної загрози російського вторгнення. І тут вже жодних закордонних кредитів не вистачить.

Нарешті ще один дуже важливий штрих до економіки АТО – план для Донбасу. Це те, що мало бути вже давно презентовано. В умовах Угоди про асоціацію, терористичних руйнувань, повної зради політичної еліти регіону головне питання, яке задає собі мешканець зони АТО: а за рахунок чого йому жити?

Влада не презентувала жодної економічної концепції для Донбасу.

Чи буде там вільна економічна зона, чи український офшор, нова промислова чи айтішна революція – це завдання, над яким вже тривалий час мають битись кращі економісти країни під керівництвом президента. Інакше перша платіжка з новими тарифами на Донбасі викличе нове АТО.

Гуманітарні виклики і можливості

Наслідки гуманітарної кризи відчуваються не зразу. Тільки через деякий час зрозуміємо, які масштабні потреби гуманітарної допомоги потребуватиме Україна. Звільнені міста не стануть причиною для активного повернення біженців, адже там не буде роботи і ще тривалий час відновлюватиметься інфраструктура, не кажучи про жорсткий поліцейський режим.

Зрештою, значний відсоток з них взагалі більше не повернеться додому, щоб не жити в страху.

Це серйозний виклик для міст, де їх кількість є значною. Вже сьогодні потрібно сформувати державну політику щодо розміщення біженців по всій території країни, враховуючи кількість вільних робочих місць та інфраструктурні можливості міст збільшувати свою чисельність.

Сьогодні також варто готуватись і до продовольчої кризи, яка може наступити внаслідок руйнування підприємств та сільськогосподарських угідь. Значні проблеми буде мати і підготовка до зими.

Війна другого рівня

Здається навіть в найбільших оптимістів немає сумнівів, що із успішним завершенням активної фази АТО протистояння з Росією нікуди не зникне. Війна перейде на новий рівень і цим рівнем буде газ та торгівля.

Щодо першого, то не зважаючи на перші правильні кроки влади щодо реформи Нафтогазу, не робляться наступні важливі.

Зокрема, масштабна кампанія з енергоефективності: утеплення будинків, популяризація енергоефективних приладів тощо.

Західні експерти у приватних розмовах взагалі радять весь кредит МВФ витратити на тепломодернізацію житла, це допомогло б забезпечити економічне зростання і чисті прибутки від економії на споживанні російського газу.

Можливо пропозиція виглядає дещо спрощено, але вона не безпідставна. Щодо торгівлі, то особливо актуальним є розвиток внутрішнього ринку та імпортозаміщення. В тому числі, на заміщення російських товарів, що створить нові робочі місця.

Цей нарис далеко не вичерпує всього спектру проблем та викликів недалекої перспективи, і всього лише є спробою представити АТО як комплексну систему, яка потребує відповідної державної політики.

Хаос, який активно панує місцями, зовсім не означає, що маємоменше шансів на перемогу. Це означає, що можемо заплатити за неї надто високу ціну. Час вже зрозуміти, що АТО – це надовго, у військовому форматі чи ні. І українцям треба навчитись жити, розвиватись і перемагати в такому форматі.

Віктор Андрусів, кандидат політичних наук, Демократичний Альянс, для УП

Андрей Куликов

Что меняет война в работе СМИ? Как бороться с пропагандой, соблюдая объективность и право аудитории на несколько точек зрения?

В интервью ЛІГАБізнесІнформ один из ветеранов украинской журналистики, теле и радиоведущий Андрей Куликов рассказал о том, чем друг от друга отличаются украинские, российские и западные медиа, что делать с пропагандой и где в профессии журналиста заканчивается свобода слова.

– Украинские журналисты. Каковы хронические проблемы и есть ли тенденции к улучшению?

– Хроническая проблема – желание поддержать “своих” во что бы то ни стало. Позитивная тенденция в том, что это сейчас обсуждается как проблема. Исправить болезнь можно разговором друг с другом. Что еще важнее – прислушиваться к тому, что говорит о нас аудитория, особенно та, которой мы не нравимся.

Проблема “своих” существовала всегда, но стала очевиднее и резче в связи с войной. Когда я говорю “свои”, то не имею в виду, что украинская журналистика и журналисты едины. Просто у одной части есть “свои”, и у другой части есть “свои”. Но практически ни у кого нет “не своих”. За исключением тех, кто работает в специфических областях типа гламура или автомобильной журналистики.

Кроме того, есть давняя советская традиция: пропаганда, отбеливание своих, очернение чужих. И как бы мы ни старались, часть из нас еще помнит те времена, когда было очень просто работать – не искать ответы самим, а знать их заранее.

– Уместно ли сравнивать украинскую, российскую и, допустим, британскую журналистику?

– Сравнивать уместно всегда и все. Я не столь компетентен в российской журналистике, чтобы давать ей оценку. По той телепродукции и отдельным сегментам интернета, которые я потребляю, могу сказать, что в российской журналистике намного больше внимания уделяется внешнему качеству конечного продукта. Они стремятся довести до совершенства саму форму, наполненную, как мне зачастую кажется, фальшивым содержанием.

В Украине очень давно и очень многие на форму не обращают внимания вообще – либо по причине нехватки средств, либо в связи отсутствием желания как такового.

Если говорить о британской журналистике, то она намного более урегулирована, чем украинская. И в этом сила британской журналистики. Она урегулирована как на государственном уровне, так и на уровне саморегуляции. Конечно, есть общие вещи, которые объединяют понятие так называемой западной журналистики, которые, если разбираться, идут от знаменитой формулы “кто, что, когда, где и почему”. Хотя я на самом деле считаю важным не “почему”, а “как”. В Украине эту формулу стали употреблять значительно позже.

Британская и американская журналистика – это во многом журналистика впечатлений. В Украине до сих пор в ходу журналистика мнений. Впечатления – это то, с чем охотнее ассоциирует себя потребитель информации. Ведь он ощущает: его не учат – с ним делятся 

 

Еще одно отличие: британская и американская журналистика – это во многом журналистика впечатлений, в то время как у нас до сих пор в ходу журналистика мнений. Если в основе наших и западных материалов лежат факты, то в Украине факты преимущественно дополняются мнением. Впечатления – это то, с чем охотнее ассоциирует себя потребитель информации. Потребитель на западе ощущает: его не учат – с ним делятся. Это важно.

– Что в журналистике должно иметь первоочередное значение – точка зрения или объективная правда? Бывает ли правда одной? Возможно ли согласовать все эти вещи, не впадая в ангажированность?

– Правда по определению одна, все остальное – неправда. Точка зрения может проявляться через объективность. Самая лучшая гражданская позиция журналиста при исполнении своих обязанностей – следование стандартам и правилам профессии. Только так мы лучше всего служим обществу или лучше всего работаем, выполняем свою функцию. Журналистика, где мы высказываем свою точку зрения – такие жанры, конечно, тоже есть.

Я очень долго говорил, что публицистика – или скорее публицистичность – одна из причин гибели или плохого состояния украинской журналистики. Но в последнее время сам сделал несколько публицистичных материалов, потому что ощутил, что сейчас это нужно. Но это особые жанры. Если речь идет о журналистике факта – она сейчас очень нужна – то мнения мы собираем и отражаем, а не производим.

– Должны ли украинские журналисты учитывать фактор войны в своих публикациях? Я имею в виду, меняет ли война что-либо в нашей работе? Дайте совет журналистам, которые работают в условиях войны.

– Война меняет в том смысле, что мы должны еще тщательнее избегать лжи, избегать искушения подыгрывать своим. Своим можно помогать тем, что ты делаешь продукцию лучшего качества. Это предполагает правдивость, точность и оперативность. Кстати, точность – преобладает над оперативностью. Проверять, проверять и проверять. По поводу совета – коллеги, не пишите о том, что происходит в зоне антитеррористической операции, если вы там ни разу не были.

– Как вы думаете, как должно реагировать общество на то, что некоторые коллеги прямо подыгрывают агрессору в своих публикациях и не скрывают, что действуют в интересах другой страны? Например, часто критикуют газеты Вести, журнал и сайт Корреспондент.

– Немного неверно сформулирован вопрос. Они не то чтобы не скрывают, ведь мы нигде не прочитаем у них это прямо: мы подыгрываем агрессору. Все-таки это наше предположение, которое можно прочитать между строк. Мое мнение: если мы находим в публикациях этих изданий, интернет-ресурсов, телеканалов или радио то, против чего мы могли бы законно протестовать, оспаривать и пытаться ввести какие-то санкции в мирное время, то, тем более, мы должны это делать в военное время. Но это не должно быть наше мнение: “Нам это не нравится, потому что мы считаем, что это вредит войне или целостности Украины”. Мы должны сказать: “Вот здесь – врут, вот здесь – скрывают”. И тогда, имея профессиональные мотивы, мы можем начинать действовать.

– Какие инструменты?

– Суд, общественные организации, профессиональные дискуссии, где, имея доказательства, журналисты смогут сказать: “Коллеги неправы и вот почему”. И это надо четко показать. Но делать это нужно правильно. Например, я видел несколько раз, как возле станции метро “Политехнический институт”, там, где утром раздают газету “Вести”, стояли двое людей с мегафоном и кричали: “Не берите газету “Вести”, они враги, они работают на россиян” и так далее. Но при этом не звучало никаких доказательств. В связи с этим я не уверен, что эта акция оказывала то воздействие, которого очевидно ждали эти люди. С другой стороны, одна-две публикации в украинских тиражных изданиях, сюжеты на хорошем телевидении и радио, где будет раскрываться ложь – да, это имело бы воздействие.

Другой пример. Очень много говорят о том, что российская пропаганда врет. Но мы очень мало это доказываем (редакция ЛІГАБізнесІнформ посвятила этой теме три больших материала: Чьи руки в крови. Факты российской войны против УкраиныИнформационная война: пять примеров российской пропагандыИнформационная война против Украины: сюжеты, методы, противоядие, – ред.).

С самого начала агрессии есть великолепный пример. Я его привожу сторонникам аннексии Крыма. Чем ее оправдывали, помните? Госпожа Матвиенко заявила, что русских в Крыму убивают. Потом в этом тезисе необходимость отпала. Даже в России признали, что это неправда. Но дело было сделано. Однако, напомнив об этом, мы можем показать, что действия России оправдывались совершенно лживым образом.

Российские журналисты несут ответственность за те настроения, которые сегодня царят в российском обществе. Но решение о войне против Украины принимали не они 

 

– Где заканчивается грань демократии и свободы слова? Или этой грани нет?

– Грани, пожалуй, нет. Например, в таком демократическом обществе как британское, где мне пришлось жить и работать, есть постоянные попытки государственных органов, партий и компаний влиять на работу журналиста. Во многих случаях разница между тамошним и нашим положением в том, какими методами это пытаются осуществить.

Я снова вспоминаю регуляцию и саморегуляцию в британской журналистике. Есть масса правил, которые, казалось бы, даже мешают журналисту работать, потому что нужно принять во внимание массу вещей, учесть множество факторов, посоветоваться с редактором. Но в конечном итоге эти правила защищают журналиста. Потому что если ты сделал все по правилам, то это, условно говоря, до 90% повышает вероятность того, что ты опубликовал правдивую информацию, а значит – на твоей стороне будет суд и общественное мнение.

– Если говорить о странах, где грань вполне очевидна. Как вы думаете, какова ответственность российских журналистов за войну в Украине?

– За войну против Украины как таковую – не велика, потому что не они принимали решение. И вряд ли они влияли на тех, кто принимал решения в России. А вот за настроения, которые, судя по результатам опросов общественного мнения, царят в России – ответственность российских журналистов велика.

– Как вы думаете, почему даже в век технологий, когда есть масса источников информации в отдельных странах все еще удается создавать “альтернативную реальность”? Складывается впечатление, что раз и навсегда покончить с такими явлениями – утопия.

– Так дело как раз в том, что развитие альтернативных технологий облегчает создание альтернативной реальности. И когда я слышу, что уходит аудитория от традиционных средств массовой информации в социальные сети и так далее – это не совсем позитивное явление. В соцсетях создавать альтернативную реальность, на мой взгляд, легче. Потому что в этих сетях ты часто имеешь дело не только с выдуманным продуктом, но и с выдуманными людьми или персонажами, которые это создают. В этом смысле я ретроград.

Да и где проходит грань между традиционными средствами массовой информации? Для меня интернет – вполне традиционная платформа массовой информации. Телевидение или радио, если уходят в интернет, не перестают быть радио и телевидением.

В целом, думаю, мы никогда не сможем получить гарантию от альтернативных реальностей. Это случалось ранее в такой развитой стране как США, это случалось сейчас у нас. И наверняка это происходит в России.

– Вы долгое время работали на Би-би-си. В последнее время русская служба Би-би-си, на мой субъективный взгляд, очень вольно трактует события в Украине. Используются обороты “ополчение” в отношении террористов ДНР и ЛНР, под видом второй точки зрения транслируется откровенная Кремлевская пропаганда.  В то же время англоязычная редакция часто более категорична и называет вещи своими именами. Опираясь на ваш опыт работы в этом СМИ, скажите, может ли русская редакция иметь отличное мнение от редакции в Лондоне?

– Да, конечно может. Приведу простой пример. 1992 год. Я, в числе прочих первых сотрудников украинской службы Би-би-си, которая должна была заработать через полтора месяца, ехал в лифте с коллегой. Мы молчим, наших лиц еще не знают. И при нас трое коллег из русской службы Би-би-си обсуждают: “Ну, зачем эта украинская служба!? Там же все понимают по-русски. Кто их будет слушать?”. Это было больше 20 лет назад, наверняка кое-что изменилось. Но, кстати, тогда еще в основном на русскую службу работали эмигранты из Советского Союза. Но потом, как и в украинскую службу из Украины, они набирали людей в русскую редакцию из современной России. Это люди, которые, наверняка, отражают те же мнения, которые бытуют в России. Поэтому это возможно.

– Десятки западных журналов сейчас выходят с красноречивыми обложками, посвященными России и Путину. Как вы думаете, каково влияние западных СМИ на формирование мнения именно политиков? Могут ли эти публикации заставить чиновников ЕС действовать решительнее? И в чем разница влияния СМИ в Украине и на Западе?

– Я думаю, что они могут заставить их принимать во внимание мнение, выражаемое в СМИ, которое отображает общественное мнение. Будут ли они в связи с этим действовать решительнее? Не знаю. В конце концов, они будут руководствоваться интересами своих стран. Если они поймут, что решительные действия по обузданию российской агрессии в конечном счету для них важнее, чем экономические отношения и некоторые давние связи, потому что они служат общечеловеческим ценностям, о которых мы говорим – тогда да.

Но я думаю, что не все политики готовы смотреть так далеко, чтобы это осознать. Тем не менее, если говорить о влиянии СМИ, то на Западе эта степень выше, чем в Украине. Почему? Есть зрелые демократические традиции. Украина на пути к этому.

Источник –  ЛІГАБізнесІнформ

Только сплоченная позиция ЕС против Путина может стать ответом на украинский кризис, убеждены главные редакторы Gazeta Wyborcza и Dagens Nyheter

Ведущие европейские газеты сегодня опубликовали открытое письмо главных редакторов польской Gazeta Wyborcza Адама Михника и шведской Dagens Nyheter Петера Володарского к главам стран – членов ЕС с требованием усилить давление на президента РФ Владимира Путина.

 Адам Михник, один из инициаторов письма (фото wyborcza.pl)

Адам Михник, один из инициаторов письма (фото wyborcza.pl)

Обращение, впервые появившееся в Gazeta Wyborczaперепечатали, в частности, французская Le Monde, немецкая Die Welt, испанская El País, итальянская La Stampa, нидерландская De Volkskrant, австрийская Der Standard, чешская Hospodářské noviny, словацкая Denník SME, португальская Diário de Notícias, литовская Lietuvos Rytas.

Ниже – полный текст письма.

“Лицемерие, глупость и молчание европейской интеллектуальной элиты, деятелей искусства, ученых и средств массовой информации на фоне подъема тоталитарных режимов навсегда останутся печальными воспоминаниями о ХХ веке. Тот факт, что мы закрыли глаза на аннексию Австрии, Чехословакии и Балтии, был и остается позором Европы. Никто не говорил так красиво о мире и международном праве, как Гитлер и Сталин; и никто не совершил столько преступлений, как эти двое диктаторов.

Вот и сегодня Европа опять молчит по поводу агрессивной, империалистической политики российского президента Владимира Путина. Запад безмолвно сносит политику, явным образом нарушающую суверенитет других государств: Молдавии, Латвии, Грузии и, конечно, прежде всего – Украины”.

Европейский союз ведет себя так, что напоминает расширенное “переиздание” нейтральной Швейцарии. В частности, именно так себя ведут политики и деловые элиты. Но Европа сейчас – отнюдь не увеличенная Швейцария. Две кровавые мировые войны вышли из ее чрева.

Мы должны преодолеть комфортабельный конформизм

Все мы, в том числе наша интеллектуальная элита, ученые и журналисты, должны быть столь же бдительны, как гуси на Капитолийском холме. Мы не можем больше покупаться на прежние иллюзии, мы должны преодолеть наш невероятно удобный конформизм. Наш долг – говорить о происходящем ясно и в полной мере сопереживая.

Конечно, нельзя поставить знак равенства между Путиным и российским обществом. Так же, как нельзя было поставить “равно” между Брежневым и обществом советским, к которому принадлежал Андрей Сахаров. Это он, не побоявшись ярлыка диссидента, стал реальным и истинным голосом страны в то время. Годы спустя, Сахаров назвал войну позором.

И нынешняя война с Украиной есть ни что иное, как позор, трагичный и опасный. Война началась с аннексии Крыма и продолжается провокациями на востоке страны. Она сопровождается внутриполитическими решениями Путина, ограничивающими свободы в самой России.

Политика Путина – это афера

Политика умиротворения ведет в никуда. Путин – не европейского типа политик. Его политическая жизнь – это одна нескончаемая афера. И сейчас можно утверждать, что он открыл ящик Пандоры. С этого начался кровавый путь авантюристов, шовинистов и захватчиков-любителей из России в Украину, Экипировать этих бандитов по высшему разряду – преступление.

Поэтому мы, редакторы европейских СМИ, призываем лидеров стран Европейского союза остановить агрессивную политику президента Путина. Уже имеющийся опыт учит, что переговоры с Путиным – это пустая трата времени, если не ведутся сплоченно и решительно. Путина не тревожат слабые и мягкотелые оппоненты. Именно таким оппонентом ему сейчас видится ЕС, который только говорит, пока Кремль переходит одну красную черту за другой.

Прямо сейчас Путин поставляет оружие и наемников в Восточную Украину. Он сосредоточил свои войска на границе. А Украина имеет право идти по пути европейских демократий, и украинцы имеют право жить в мирном и правовом государстве. Возможно, будущее Европейского Союза решается сейчас в Восточной Украине.

Страны ЕС должны принять все меры для усиления давления на Россию: отменить поставки оружия, ввести экономические и политические санкции. Только сплоченная позиция против Путина может стать ответом на украинский кризис”.

Источник – liga.net

фото wyborcza.pl

“Как вам живется при ДНР?” – спросил недавно мой коллега у коренной дончанки.

“ДНР? Я не думаю, что живу в ДНР, – возмущенно ответила она. – Каждое утро я слышу один и тот же звук: гул подъезжающего грузовика, который забирает из моего двора мусор. И пока машина будет забирать мусор, я буду считать, что все еще живу в Донецке, а не в ДНР”.

Донецк, где недавно активизировалась антитеррористическая операция, выглядит довольно сюрреалистично: на фоне ведущихся боевых действий и редко смолкающих звуков стрельбы – здесь до неприличия чистые улицы, ухоженные газоны и цветочные клумбы.

Недавно в городе даже сделали разметку для велодорожек и установили велосипедные парковки, что многих, мягко говоря, удивило: на войне, вроде как, о таких излишествах не заботятся.

Удивительно и то, что после прихода бойцов “министра обороны” Донецкой народной республики Игоря Стрелкова в городе не поменялась власть.

Раньше выходило иначе: когда российский вояка занял Славянск, горсовет оказался тотчас же занят боевиками, а на месте городского головы появился “народный мэр” Вячеслав Пономарев. Правда, со своими обязанностями он не справился: в результате первых же боевых действий в Славянске начались перебои со светом и водой, а “мэра” свергли.

В Донецке же переворота в горсовете не произошло: мэром, как и прежде, является Александр Лукьянченко, а коммунальные службы функционируют в обычном режиме. Правда, после прихода Стрелкова ему поставили ультиматум: присягнуть на верность ДНР или уйти, – но он предпочел покинуть территорию Донецка и руководить процессом удаленно. Теперь сотрудники горсовета получают от него указания по телефону и скайпу.

В здании городского совета пусто. Его не охраняют вооруженные люди, но на флагштоке наряду с символикой города висит флаг ДНР – скорее компромисс, чем декламация подчинения сепаратистам.

По этажам ходят редкие сотрудники, оставшиеся на своих местах: многие ушли в отпуск и вместе с семьями уехали из города.

В горсовете говорят, что никто не мешает им выполнять свою работу. Правда, в середине июля нескольких сотрудников арестовали и несколько часов допрашивали в местной “СБУ”, подконтрольной Стрелкову.

Максим Ровенский, начальник управления по связям с общественностью Донецкого горсовета. Здесь и дальше - фото Екатерині Сергацковой, УП

Максим Ровенский, начальник управления по связям с общественностью Донецкого горсовета. Здесь и дальше – фото Екатерині Сергацковой, УП

“Они, видимо, решили показать, кто в доме хозяин, – рассказывает начальник управления по связям с общественностью горсовета Максим Ровенский. – Показали и отпустили. У них были претензии конкретно к мэру, он ответил им не так, как они хотели, и уехал. Если бы с мэром что-то случилось, многие сотрудники уехали бы или устроили саботаж. Больше нас никто не трогает, в общем-то.

Поэтому получается какая-то дурацкая ситуация: в Киеве нас считают сепаратистами, а сепаратисты считают, что мы поддерживаем Киев”.

Максим считает, что в Донецке не появился свой “народный мэр”, потому что никто в городе не способен составить Лукьянченко конкуренцию – последний выигрывал выборы трижды с высоким процентом голосов.

“Выбрать “народного мэра” означало бы пойти против нынешнего мэра, которого поддержало большинство дончан, – рассуждает Максим. – А может, у них времени искать такого мэра не было, не знаю. Наверное, здесь связано множество факторов.

В любом случае, пока не было Стрелкова, остальные товарищи уважительно о мэре отзывались, потому что город, несмотря ни на что, нормально функционирует. Мэр помешан на чистоте и порядке”.

Невидимый фронт

В середине июля у мэрии начались первые серьезные трудности: заблокировали казначейство, из-за чего учителя, врачи, чиновники и коммунальщики не могут получить зарплаты. Функционирование городских служб встало под угрозу. При этом на улицах продолжают появляться велодорожки и велопарковки, деньги на которые были выделены еще в прошлом году немецким фондом GIZ.

“Нас сейчас постоянно спрашивают за эти велопарковки. Но все логично: те, кто не уехал, стали ходить пешком и ездить на велосипедах. Многие не рискуют ездить на машинах в силу различных причин. Так что это оказалось как никогда своевременно.

Мы произвели 50 велопарковок и будем продолжать их устанавливать. Более того, с этой недели мы начинаем проводить новые маршруты велодорожек”, – рассказывает заместитель мэра, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания Константин Савинов.

Константин Савинов, заместитель мэра Донецка, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания

Константин Савинов, заместитель мэра Донецка, начальник управления благоустройства и коммунального обслуживания

В военное время Савинов стал главным человеком в горсовете: от его решений теперь зависит жизнеобеспечение Донецка. По этой причине он практически не спит и постоянно пьет кофе.

Телефон звонит каждую минуту: одни сообщают о количестве убитых горожан, другие – об отключившихся электроподстанциях, в которые попали осколки снарядов, третьи – о вывозе людей из обстреливаемых территорий.

С большинством нынешних проблем город никогда не сталкивался.

Своей главной заслугой заммэра считает то, что успел за время работы наладить вывоз бытовых отходов. Поэтому даже сейчас мусор из дворов Донецка вывозят исправно, несмотря на то, что многие горожане перестали за это платить.

“Если ты перестаешь платить за газ и или электричество, их отключают. Если ты перестаешь платить за мусор, его все равно вывозят, – говорит Савинов. – Пока что бизнесмены, с которыми мы четыре года назад наладили работу, относятся к ситуации с пониманием, потому что раньше они нормально зарабатывали на отходах. Сейчас они работают в убыток”.

Мусороперевозчиков Савинов называет “героями невидимого фронта”: они приезжают даже в опасные районы. Правда, из-за “комендантского часа”, установленного в Донецке ДНРовцами, коммунальщики работают не в три, как раньше, а в две смены. Кстати, утверждает заммэра, бытовых отходов меньше не стало, несмотря на отток горожан.

Отмена бюрократии

Из-за АТО городским властям пришлось заморозить строительство социального жилья и ряд “долгоиграющих” проектов.

“Мы приняли решение, что не будем вкладывать серьезные капиталы в развитие чего-то нового, – говорит Савинов. – Если завтра у нас не будет средств на поддержание функционирующих объектов, то смысл что-то новое строить?

Мы пересмотрели производственные задачи и сделали упор на поддержание того, что уже есть. Мы не пойдем стелить дороги в частном секторе, потому что хотим те запасы битума, которые у нас есть, оставить на восстановление асфальтового покрытия, потому что придется ремонтировать центральные улицы, продавленные гусеницами танков. В общем, подогнали работу под реалии”.

Если раньше процесс принятия решений был сильно бюрократизирован, то теперь горсовет стал гибким как никогда. Война вынудила.

“До всего этого мы постоянно искали “крайних” в каких-то решениях, а теперь все просто: пошли работать? Пошли”, – говорит Савинов, выпивая очередную чашку кофе.

“Мы работаем на свой страх и риск. И важно не потерять доверие горожан, не допустить паники и создать людям, которые оказались в сложных обстоятельствах, максимально комфортные условия”.

С комфортом становится все сложнее: в результате военных действий оказались повреждены электроподстанции на территории Петровского, Куйбышевского и Киевского районов. Обесточено около 4,5 тысяч домов, повреждены участки газопроводов, многим не поступает вода.

“Сейчас модно хвалить коммунальщиков, – говорит Савинов. – И это небезосновательно, потому что от их стабильной работы зависит очень многое.

Но у них не всегда получается выполнять работу. Например, поврежденный газопровод находится в эпицентре событий, с электроэнергией то же самое. Мы дважды пытались договориться о двустороннем прекращении огня для проведения ремонтно-восстановительных работ, но по определенным причинам не смогли приступить к устранению аварии. Поэтому пока все сложно”.

Похоже, только сейчас, в условиях, когда казна заблокирована, в округе идет обстрел, а город контролируют боевики – местные власти научились работать на полную катушку и быстро подстраиваться под актуальные потребности горожан. Сохранится ли этот скил в будущем?

“Будем продолжать работать, будем открыты к помощи и инициативам, – предполагает Савинов. – Когда все закончится, начнется самое сложное. Нужно будет восстанавливать город и бороться с депрессией дончан.

Сейчас депрессии нет, есть страх перед происходящим.

А потом нужно будет придумать что-то такое, что могло бы всех помирить и сплотить”.

Екатерина Сергацкова, УП

Источник – Украинская правда

Швейцария пока не намерена присоединяться к санкциям ЕС в отношении РФ

Официальный Берн пока не планирует принятие санкций против России по примеру Европейского союза, заявил "Интерфаксу" посол Швейцарии в России Пьер Хельг.

"Нет, пока у нас есть решение правительства, принятое весной, в котором говорится, что Швейцария, являясь нейтральной страной, не будет следовать санкциям, но в то же время не позволит использовать свою территорию для обхода санкций лицами, которые под ними находятся. В настоящее время никакие санкции против России и российских лиц не принимаются", — сказал глава швейцарской дипмиссии в Москве "Интерфаксу" в четверг.

Как сообщалось ранее, Совет Европейского союза в четверг в рамках письменной процедуры утвердил согласованные во вторник Комитетом постоянных представителей стран ЕС ограничительные меры против РФ в области экономики.

Санкции вступят в силу на следующий день, то есть 1 августа. Ограничительные меры будут применяться исключительно к новым контрактам.

По материалам: Интерфакс
Источник:  © delo.ua


каски

3 серпня 2014 року о 12.00 в центральній залі Українського Дому відбудеться
презентація художньої виставки експонатів Майдану «Стихія АРТ і ФАКТІВ»,
де будуть представлені оригінальні авторські розписні каски Майдану від початку активних дій і до
сьогодні та тематичні інсталяції з використанням світлових композицій.

Громадська організація «Артіль Майдан» представляє першу комплексну
виставку авторських розписних касок Майдану від початку активних дій і до сьогодні.
Молоді художники з перших днів революційних подій в Україні брали активну участь
в боротьбі, допомагаючи мітингуючим своїми професійними вміннями.

Декоровані каски, як породження Майдану, стали для повстанців захистом не тільки фізичним, але і духовним. Майдан оточував себе власною самобутньою символікою та власними образами. Повстанці спочатку самостійно бралися за пензлі та фарби, наносячи на каску мов на полотно власне розуміння історії тих днів, власні обереги.
Для кожного з них в ті скрутні часи вони часто були мов би церковні дзвони – десь далеко, за межею розуміння та досяжності. А згодом втіленням художніх ідей та побажань повстанців зайнялися
професійні художники, що, зорганізувавшись, створювали оригінальні авторські каски для кожного із учасників тих бойових подій. Каски були трофеєм перемоги, котрий кожен повстанець з гордістю віз додому.

Історія касок зажила своїм власним життям. І з тих днів каски побували вже не в
одній країні світу, символізуючи ідею об’єднання бойового визвольного духу та прагнення
краси і спокою. Каска стала оберегом, що акумулював в себе історію кожного дня і кожної
людини зими 2014-го року.
Пам’ять і герої не вмирають!

Організатори заходу: Громадська організація «Артіль Майдан» та Благодійний фонд Українського дому.

Партнери заходу:
Відділ соціального служіння і благодійності УПЦ КП,
Міністерство культури України,
другий батальйон спеціального призначення “Донбас”
в/ч 3027 Національної гвардії України.
Вхід вільний.

Виставка продовжить свою роботу в Українському домі під час проведення заходів,
присвячених святкуванню Дня Незалежності з 22 по 30 серпня 2014 року.

Контактна особа:
Координатор Центру української духовності та
культури «Джерело» Максим Потапчук (099) 140 50 29

29.07.2014 р. о 13.00 год в Українському кризовому медіа-центрі відбулася прес-конференція авторів фільму.

Онлайн ТРАНСЛЯЦІЯ прес-конференції – http://uacrisis.org/ru/stream/#ua

«Pray for Ukraine» – це масштабний кіно-документ, що розповідає про Українську революцію від листопада 2013 року до лютого 2014-го. Щоб відтворити повну і максимально точну картину подій, довелося опитати близько п’ятдесяти безпосередніх її учасників, опрацювати більше півтисячі годин відеоматеріалів з різних джерел. Значна частина кадрів, що увійшли у стрічку, ніколи раніше не публікувались в Інтернеті й не транслювались телеканалами.

Здійснення проекту стало можливим завдяки об’єднанню зусиль: СПІЛЬНОБАЧЕННЯ, UkrStream.TV, Selena Films, YES FX Production, 5 канал, Радіо Свобода, Espreso.tv, SPN Production, Tabor Production, Gloria FX, Maidan Press Center, НічнаВарта, EuroMaidan PR, “KinoTur”, студія LeDoyen та багато інших.

Над картиною працювала інтернаціональна група кінематографістів, яка менш ніж за три місяці створила монументальне історичне кіно-свідчення про Майдан, про те, як він вплинув на долі людей і змінив Україну на завжди.

У прес-конференції візьмуть участь:
Режисер та продюсер фільму «Pray for Ukraine»– Євген Афінєєвський (США), @evgeny afineevsky
Міністр культуриУкраїни Євген Ніщук, Євген Нищук
Українська співачка Руслана Лижичко Ruslana
Владика Агапіт – єпископ Михайлівського собору

На прес-конференції будуть присутні представники православних та католицьких конфесій, іудейської та мусульманської громад, а також деякі герої фільму.

Захід організований за підтримки: Українського кризового медіа-центру, прес-центру Майдану

Офіційний сайт фільму: http://pray4ukrainemovie.com/

Адреса прес-конференції:Український кризовий медіа-центр, готель “Україна” вул. Інституцька, 4, 3 поверх
тел: +067 7833565; 099 3444012
e-mail: [email protected]

У батальоні "Донбас" допитали терориста-дезертира

У батальоні “Донбас” допитали терориста-дезертира

Терорист-дезертир з ДНР, що служив на блок-посту в Слов’янську, розказує про зґвалтування дівчат на блокпосту (місцевий колаборант регулярно підвозив, після групового зґвалтування жертву просто розстрілювали). Також, з допиту слідує, що терористи грабували людей – відбирали золото, гроші, цінні речі, машини; тих, хто опирався – розстрілювали.

Вочевидь, там не на одну сотню томів карних справ. А тим, хто все ще має “пацифістські” думки щодо ДНР/ЛНР, чи вбачає там якусь ідеологійну складову, варто порахувати, скільки дівчат продовжує ґвалтуватися щодняу все ще окупованих Донецьку, Луганську, Горлівці та Макіївці…

JustDoIt_GirkindУ Донецьку учора з’явилося графіті (див. світлину), де Стрєлкову (Гіркінду) прозоро натякають, що йому треба зробити.

 

Карта наступу укранських сил 27 липня

Карта наступу укранських сил 27 липня

За численними повідомленнями, сили АТО, звільнивши від терористів крупний залізничний вузло Дебальцеве (Донецька обл.) продвжили наступ по лінії Шахтарськ-Торез-Сніжне. Вочевидь, метою такого швидкого наступу є:

  • розбиття доти континуального масиву ДНР-ЛНР на два ізольованих один від одного “котли”;
  • ліквідація основного шляху постачання терористів зброєю та найманцями з Росії в  районі прикордонного пункту Сніжне;
  • прорив до виснаженого багатоденними обстрілами та облогою угрупування українських сил на Саур-Могилі (див. карту).

На нижченаведеному відео бачимо, як сили АТО проходять повз Стожкове (передмістя Шахтарська).

Молімося за наших бійців, щоб ті успішно завершили прорив та утримали цей коридор.